По нутру чужие

«Нам очень хотелось бы, чтобы нас поддержали, хотя бы потому, что мы по нутру свои. И если нас будет меньше в Верховной Раде и перекос пойдет в другую сторону, то нам будет плохо всем«, – сказал лидер парламентской фракции Партии Регионов Александр Ефремов на пресс-конференции в родном Луганске. В этой фразе, как в капле воды, отразились страхи и надежды «региональных» баронов.

Самые трезвомыслящие из них — а бывший комсомольский вожак Ефремов все еще не так далеко оторвался от жизни, как президент Янукович — видят, что поддержка Партии Регионов даже в традиционно контролируемых ею областях страны уменьшается с каждым днем. И что люди готовы голосовать за оппозицию даже не потому, что ей доверяют, а просто потому, что невмоготу уже. Что власть довела ситуацию в стране до крайности.

И если «не так» проголосуют — а фальсификационная машина окажется не такой эффективной, как раньше и не даст возможности сформировать прочное большинство — то «плохо будет всем». Потому что за два с лишним года пребывания у власти Виктора Януковича «регионалы» так нахимичили, что даже призрак независимого парламента, независимой прокуратуры, независимого суда страшит каждого из них. Эти люди могут чувствовать себя спокойно только в атмосфере тотального бесправия и бесконтрольности. Любая другая атмосфера для них — губительна.

И поэтому они пытаются апеллировать не к разуму, а к инстинктам тех, кто еще может отдать за них свои голоса. Они вспоминают про русский язык. Они обещают тысячу гривен. Они говорят, что превратят эту тысячу в две. И, опасаясь, что и эти обманки не сработают, начинают взывать к «нутру». Мы тут, мол, все свои ребята. Голосуйте за своих!

Но ведь это — самая большая неправда. Какие они свои? Разве можно сравнить жизнь, которую ведут региональные «бароны» с их виллами, престижными машинами, зарубежными путешествиями, авиапарками, заводами и прочим имуществом с той жизнью, которую ведет простой донецкий шахтер? Разве будущее людей, призывающих голосовать «за своих», вообще связано с Украиной? Да, с точки зрения получения денег — очевидно. А с точки зрения хранения? Их деньги — на Кипре, дома — во Франции, дети — в Англии, а сами они?

Сами они — в Монако.

Конечно, есть и те, кому и здесь хорошо, но они передвигаются по улицам в тщательно охранямых кортежах, окруженные охранниками и приспешниками, самовлюбленные и недоступные. И о тех, кого они называют своими, они вспоминают только за пару месяцев перед выборами, когда приходится ездить в шахтерские города, чтобы вновь и вновь обменивать несбыточные обещения и несбывшиеся надежды на голоса и возможность еще несколько лет безнаказанно обогащаться.

Виталий Портников