Презумпция педофильности

Виктор Андреевич Ющенко на десятом месяце пятого года своей президентской каденции вконец охренел.

article_1795

Президент Украины при сотнях свидетелей, перед объективами десятков телекамер напрямую потребовал от Генерального прокурора без суда и следствия «привлечь за шкирку» трех народных депутатов – только потому, что Президент Украины где-то услышал либо прочитал о возможной их причастности к делу о педофилии.

«Вспомните тот скандал, который сегодня происходит в украинском обществе, когда на самых высоких ступенях власти у нас, извините, педофилы, люди, которые наносят колоссальный вред нашей морали… Но, к сожалению, они сегодня с мандатом».

«И, думаю, их ждет судьба Лозинского. То же политическое прикрытие, и через несколько недель мы будем их искать через Интерпол».

«Вот и играем в игру, которая, Александр Иванович, закончится так, как игра с Лозинским, которого выпустили, которого прикрыла политическая сила. Теперь серия номер два – с педофилами».

«Я хочу, Александр Иванович, чтобы ваша реакция была мгновенной, чтобы на ваших действиях украинское общество увидело, что у нас – эффективная Генпрокуратура, которая сразу за шкирку может этих людей привлечь к ответственности».

Все это Виктор Андреевич высказал Генпрокурору Медведько сегодня на харьковском форуме «С любовью и заботой к детям». Прямо, на всю страну издал свое «экспертное заключение» о виновности трех человек, в отношении которых на данный момент нет ни одного доказательства. Пока что все, что указывало бы на их причастность к преступлению – это рассказ адвоката Татьяны Монтян о рассказе матери потерпевших о том, что дети якобы опознали насильников по некачественным фото 2007 года с сайта Верховной Рады, а также рассказ Монтян о рассказе матери о звонках ей сокамерников мужа (!). Опубликованные на данный момент документы также ничего не говорят о причастности названных нардепов, а лишь указывают на вину Дмитрия Полюховича и каких-то его друзей. Сама Монтян, наиболее жестко высказывавшаяся в пользу виновности Уколова, Терехина и Богдана, и то «фильтрует базар», говоря о якобы «доказательствах» виновности, но не о самой виновности. Даже самые отъявленные болтуны из Партии регионов, несмотря на визги и пену у рта, оговариваются, что отрывать причандалы депутатам БЮТ нужно только в том случае, «если они окажутся виновными».

А вот Виктору Андреевичу никаких доказательств не нужно. Сказал «педофилы» – значит, педофилы. А значит, вперед, Медведько, сажай, отрывай, а то ведь хлопцы из БЮТ, а там знаешь какой Лозинский был?

Да уж, «повезло» Александру Ивановичу быть назначенным на пост Генерального прокурора во время каденции Ющенко. Такие бредни Виктора Андреевича он выслушивает из года в год. Причем у нашего Президента, похоже, даже мысля никогда не закрадывалась в голову, что вызывать Генпрокурора и требовать наказания тех-то, тех и тех – это прямое нарушение закона, за которое в цивилизованной стране бы «привлекли за шкирку» самого Президента. Поскольку называется это вмешательством в ход следствия, давлением на следствие – называть можно как угодно, уголовный характер деяний Ющенко от этого не меняется.

Пресс-служба Виктора Андреевича совершенно не стесняется регулярно сообщать о том, что Президент поручил Генпрокуратуре расследовать очередное дело или в очередной раз призвал найти Лозинского. Вообще-то интересно, как Президент может Генпрокурору что-то поручить, если Генпрокуратура Президенту не подчиняется? И прокуратуре самой решать, расследовать что-то или нет. Гражданин Ющенко может разве что письма в ГПУ писать с просьбой о возбуждении уголовного дела. У Виктора Андреевича, конечно, есть больная уверенность в том, что без него Генпрокуратура и труп на крыльце здания на Ризницкой не заметит, и надо эту уверенность как-то подпитывать. Но какие-то рамки приличия должны быть?

Причем давление Президента на ГПУ принимает все более странные формы. Так, из года в год Ющенко публично повторял, что ему известны заказчики его отравления, и призывал Генпрокуратуру поскорее их наказать. Судя по тому, что на допросы в Генпрокуратуру после всех этих заявлений таскали журналистов и футболистов, самим следователям о своем тайном знании Виктор Андреевич сообщить так и не удосужился.

Самая характерная деталь в понимании Ющенко правового статуса Генпрокуратуры – это полная и абсолютная уверенность в том, что ГПУ орган исключительно карательный, и что функция ее – не установление истины в процессе расследования и не контроль за соблюдением законности, а чисто голову кому-то оторвать в рамках закона. Причем, естественно, отрывать тому, на кого укажет перст президентский. А указать этот перст может на кого угодно, поскольку у Ющенко как у человека с глубоким комплексом мессианства есть непрошибаемая уверенность в непогрешимости собственных интуитивных суждений. Понятия «презумпции невиновности» для него не существует в принципе – он ведь не какой-нибудь суд (суды все продажные) или следователь (все они оборотни), ему ведь лучше знать, виновен или невиновен, он сверху видит все и свечку держит лично…

И как-то сразу забывается Виктору Андреевичу, что в его проекте Конституции, с которым он носится по стране как с писаной торбой, тоже записано: «Особа вважається невинуватою у вчиненні злочину і не може бути піддана кримінальному покаранню, доки її вину не буде доведено у визначеному законом порядку і встановлено обвинувальним вироком суду. Ніхто не зобов’язаний доводити свою невинуватість у вчиненні злочину».

Впрочем, на Конституцию Виктор Андреевич клал всегда…

Юрко КОСМИНА