Принуждение к миру. В чем главная цель Майдана

Считаться с мнением оппонентов неприятно — но когда с ним не считаешься, рано или поздно приходит Майдан.
b2d53-yok
Украинские медиа и социальные сети полны тревожных ожиданий: в Киев завозят провокаторов от власти, возможны столкновения и жертвы, президент готовится к введению чрезвычайного положения, оппозиция не имеет четкого плана политического урегулирования…

Под каждым из этих сообщений может быть своя подоплека. Власть действительно безумно боится реального диалога с обществом, представителями интересов которого оказались оппозиционные политические партии. Никакого другого инструмента избежать этого диалога, кроме как устроить провокации, во власти не видят — и это уже показали две атаки на Майдан. Президент действительно может хотеть ввести чрезвычайное положение, а оппозиция явно не готовилась к тому, чтобы возглавить столь массовое народное движение. Но все это — за исключением человеческих жизней, разумеется — не имеет ровно никакого значения. Мы вступили в новый исторический период, в котором для действующей власти места нет — даже если сейчас ей удастся на короткое время удержаться с помощью силы или компромиссных договоренностей.

Не раз приходилось напоминать о том, что ресурсов бывшего Советского Союза для нереформированных постсоветских экономик хватит лет на 20-25 — специалисты об этом писали еще в далеком 1991 году. Названный срок пришел, и мы предсказуемо оказались у разбитого корыта. Ресурсы закончились, нынешняя экономическая модель исчерпала себя, поддерживать социальные льготы и прочие бюджетные возможности не удастся. Это настоящий системный кризис, и справиться с ним сможет только власть, заслуживающая доверия. А разве у нас такая власть?

Хотелось бы напомнить тем, кто не устает рассказывать о легитимности власти: после избрания президентом Украины Виктора Януковича — безусловно, вполне демократичном — власть стала совершать одну аферу за другой. Уже отставка правительства Тимошенко и появление кабинета Азарова в марте 2010 года прошли с грубым нарушением тогдашней конституционной процедуры, когда формированием коалиции занялись не парламентские фракции, а отдельные депутаты. Общество проглотило это беззаконие, и затем, без всякого участия парламента, одним рекомендательным решением Конституционного суда был изменен Основной закон страны — Виктор Янукович получил полномочия, с которыми не избирался. С этого момента власть вышла за пределы правового поля. Фактически все формирование «вертикали» Януковича базируется на банальной махинации. А формирование нынешнего парламентского большинства — на банальном подлоге: если бы не был изменен закон о выборах, сейчас в парламенте было бы вовсе не регионально-коммунистическое, а оппозиционное большинство. Президенту пришлось бы с ним считаться, формировать правительство не из своих соратников и друзей семьи, а из специалистов, которые устраивали бы и главу государства, и оппозицию. Да, конечно, считаться с мнением оппонентов неприятно — но когда с ним не считаешься, рано или поздно приходит Майдан.

Никаких реальных возможностей установить диктатуру у Виктора Януковича нет — и не только потому, что буквально за несколько недель изменился сам характер украинского общества, но и потому, что на диктатуру нет денег. Поэтому президент просто обязан посмотреть в глаза реальности и начать процесс политического диалога, результатом которого должно стать возвращение страны в правовое поле, формирование нового правительства, пользующегося доверием граждан, подписание соглашения об ассоциации с ЕС и освобождение политических заключенных. Возвращение к парламентско-президентской модели вновь воскресит баланс интересов и поможет провести реформы, без которых украинская экономика просто рухнет.

Что будет, если Янукович от реального политического диалога откажется? То же самое, только быстрее и без него. Силовой разгон Майдана приведет только к новому Майдану, который вообще не будет признавать легитимности власти. Формирование украинских государственных структур начнется с чистого листа и без участия политических сил и лиц, которые поддержат силовые решения. Но такой поворот событий чреват человеческими жертвами и усилением экономического и политического кризиса. На крутых поворотах противостояния мы рискуем потерять гражданский мир, столь необходимый стране, оказавшейся в экономическом тупике.

Именно поэтому главная цель Майдана — это не свержение власти, а ее принуждение к миру. Народ Украины уже сейчас мудрее и ответственнее своей власти. Фактически это европейский народ в азиатской деспотии. Все, что нам осталось — привести качество государственного управления в соответствие общественному запросу.