Птичка в клетке, договор в сундуке

Министр иностранных дел ФРГ не приезжает просто так. Тем более в Киев, столицу страны, к которой у немецкого правительства есть очевидные претензии с точки зрения выполнения условий, при которых будет подписано соглашение об Ассоциации с Европейским Союзом. Ни для кого ни секрет, что именно жесткая позиция федерального канцлера Ангелы Меркель относительно избирательного правосудия в Украине и судьбы бывшего премьер-министра Юлии Тимошенко заставляет вспомнить о европейских ценностях и элементарной человеческой порядочности тех ее коллег, кто до сих пор живет категориями XIX века и Realpolitik – отберем Украину у России, а там и ладно, пусть хоть питаются политзаключенными, что твой Бокасса. И вот глава внешнеполитического ведомства страны, требующей решить вопрос Тимошенко, оказывается в Киеве. Почему? Потому что украинская власть решилась на уступки или потому, что изменилась позиция Германии?
photo_38125

Представить себе последнее трудно. Если Ангела Меркель закроет глаза на Тимошенко, то даст понять своим коллегам в ЕС, что Берлин способен уступать и по более чувствительным ценностным вопросам – а многие центральноевропейские политики только этого и ждут. Но возникает вопрос: а в чем же может быть предмет компромисса?

Состояние здоровья Тимошенко – не шутка и не политическая игра. Но сама Тимошенко – прежде всего политик. И она прекрасно понимает, что выезд на лечение – это серьезнейшее изменение в ее нынешней ситуации. Только сама Тимошенко может решить, что важнее: спасти здоровье или быть символом беззакония. Только сама Тимошенко сможет понять, как удобнее влиять на оппозицию – из больничной палаты или тюремной камеры или в эмиграции. Но для Германии важно пройти всю дистанцию вместе с Тимошенко – до конца. Важно, чтобы ее согласие на выезд совпало с согласием Януковича. Или чтобы с согласием Януковича совпал ее отказ. И то, и другое позволяет решить вопрос о подписании соглашения, сохранив лицо. И уже в новой ситуации оказывать давление на официальный Киев.

Правда, в этой ситуации есть еще и вариант с отказом самого Януковича. Конечно, украинскому президенту очень хотелось бы, чтобы он согласился, а Тимошенко отказалась – тогда у него и птичка в клетке, и договор в сундуке. Но Янукович начинает понимать, что его собственный отказ – это самое настоящее политическое самоубийство. Если бы этого понимания бы не было – Гидо Вестервелле ни за что не прилетел бы в Киев.