Путинский процент: что же на самом деле предлагает Украине Газпром

Предложение 10%-ной скидки на газ, которое Газпром выдвинул Украине накануне президентских выборов в России, — неплохая иллюстрация того, каким будет новое правление для Виктора Януковича.

Можно, конечно, делать вид, что процесс на самом деле пошел, что Россия готова договариваться с Украиной, но на самом деле мы наблюдаем скорее видимость такой готовности. Что такое десять процентов скидки? Это ровно те же преференции, которые Газпром предоставил европейским потребителям российского газа. Теперь менеджеры российского монополиста могут с чистой совестью рассказывать в Европе, что они предложили Киеву то же самое, что и всем остальным. Но давайте подумаем, насколько скидка в десять процентов действительно устроит украинскую власть? И что она решает? Да ровным счетом ничего — тем более если Газпром будет связывать предоставление этой скидки с закупкой всего объема сырья, обозначенного в соглашении между Россией и Украиной. Даже российские специалисты сегодня признают, что для Украины выгоднее закупать меньшие объемы без скидки и с уплатой штрафа, чем полный объем со скидкой. Так что же на самом деле предлагает нам Газпром? Ничего.

Когда украинского президента и его окружение уговаривали не делать ставку на Медведева, они только смеялись. Ну и как, отсмеялись?

Россия просто тянет время. Сразу же после сообщения о 10%-ной скидке появилась информация, что новое соглашение по газу может быть заключено после того, как завершится процесс оценки украинской ГТС. И что это новое соглашение должно быть долговременным, до 2020 года, — примерно до конца срока аренды служебных помещений в Межигорье. Но ведь и предыдущее соглашение тоже подписывалось не на один год и может действовать, пока Россия и Украина не договорятся о следующем вечном документе. У меня вообще нет уверенности, что в Москве кто-то всерьез помышляет о пересмотре договоренностей. Тем более сейчас, когда президентом страны стал человек, который и был их архитектором. Ведь даже если согласиться с логикой судебного процесса над Юлией Тимошенко, следует признать, что условия украинскому премьеру выдвигал именно глава российского правительства. Тот самый Путин. Когда украинского президента и его окружение уговаривали не делать ставку на Медведева и не втягиваться в харьковскую авантюру, в ответ самоуверенные победители только смеялись. Когда президента и его помощников пытались убедить, что обвинения в адрес Тимошенко будут восприняты как личное оскорбление российского премьера, в ответ на Банковой пожимали плечами — и выпускали в телевизионные эфиры Инну Богословскую, разгоряченно рассказывавшую о запросах в Генеральную прокуратуру РФ по поводу допросов российского премьера. Ну и как, отсмеялись? Хорошо смеется, как известно, тот, кто смеется последним.

Поэтому пока в Москве будут стараться дотянуть до окончания срока полномочий президента Дмитрия Медведева и начала президентства Владимира Путина. После начнется землетрясение в кабинетах — и тут уж точно будет не до Украины. Когда все наконец рассядутся, будут ждать парламентских выборов в соседней стране. Затем — формирования нового украинского правительства. Если это правительство окажется не столь сервильным по отношению к президенту Виктору Януковичу, как кабинет Николая Азарова, начнут игру с новым премьером, пытаясь превратить его в самостоятельного игрока, способного договариваться с Кремлем в обход действующего президента (и ничего особенного здесь нет, Путин умудрялся даже общаться с белорусским премьером Сергеем Сидорским и игнорировать Александра Лукашенко в ситуации, когда всем было ясно, что решает все равно президент). Если же украинский премьер и после новых парламентских выборов окажется всего лишь назначенцем бесправного большинства, то тогда в Москве будут ждать… президентских выборов 2015 года. На самом деле, не такой уж долгий срок — всего два года, а там и предвыборная кампания на носу, не до переговоров. И учтите, что это мы описываем идеальную ситуацию — без социальных протестов, без экономических кризисов, без войны в Персидском заливе. Словом, даже в таком стерильном мире Россия может договориться с Украиной ровно на десять процентов.

Потому что Путин не хочет договариваться с Януковичем. Такая незадача.

Виталий Портников