Слишком сильная власть

Если бы не комментарий одесского губернатора Эдуарда Матвийчука, срыв измаильских выборов еще мог бы восприниматься как результат досадной недоработки чиновников, отвечающих за проведение голосования.

Но слова нового главы Одесской области – еще и сигнал для политиков (и стоящих за ними предпринимателей, а также политиков-предпринимателей в одном лице): хотите выиграть выборы – присоединяйтесь к правящей партии. Попутчики в лице «Сильной Украины» еще могут существовать для витрины, для переговоров с МВФ и разговоров о реформах – но никак не для победы на местных выборах.

Если кто-то думает, что это российский сценарий – то он ошибается. В России губернатор обязан обеспечить победу «Единой России» на выборах, а не сорвать их. Когда ставропольский губернатор Александр Черногоров допустил в своей вотчине победу «Справедливой России» — казалось бы, партии-попутчика, чей лидер Сергей Миронов уже многие годы возглавляет верхнюю палату Федерального собрания – не Миронов, а Черногоров оставил свой пост. Если бы Матвийчук был бы губернатором Одесской области в России, а не в Украине – и не смог бы обеспечить победу правящей партии на выборах – однопартийцы избавились бы от такого губернатора. Но разве губернатор – бог, разве оппозиционеры или попутчики не побеждают на местных выборах?

Конечно побеждают и за это губернаторов никто не снимает. Но и выборы они не срывают. Просто после выборов ненадежные мэры оказываются либо в тюремной камере, либо… в «Единой России» — власть еще раз посылает сигнал, но не бизнесменам и политикам, а населению – не нужно голосовать за непонятно кого. Кстати, та же незавидная участь ожидает и тех сторонников «Единой России», кто рискнет выдвинуться в мэры вопреки решению товарищей по партии.

Именно поэтому Россия – сверху донизу – и является не государством, а прибыльным бизнес-проектом для группки товарищей, контролирующих власть и собственность с палуб своих роскошных яхт. И выборы этим товарищам срывать совершенно не обязательно.

А вот срыв выборов – это как раз показатель слабости и временности власти. С трудом одержав победу на президентских выборах, не умея достигать компромиссов в собственных рядах, опасаясь и врагов, и попутчиков, такая власть панически боится любого голосования, которое может обнаружить ее несостоятельность – и при первых же признаках неудачного результата просто от выборов отказывается. А потом еще и уверяет нас, что она сильная. Я бы сказал – даже чересчур.

Виталий Портников