Старый украинский вшивец

И вовсе он не старый, отнюдь. В самом соку, я бы сказал. Но господа-панове следователи слушать меня конечно не захотят. Оскорбление его сановного величия, пожалуй таков будет приговор – в каждом слове и абзаце сквозит кощунственный намек на реформатора и хозяйственника.

Вшам в армии квартира даровая,
На унтеров им трижды наплевать.
Вошь прусскую, от страсти изнывая,
Австрийский вшивец валит на кровать.

Собственно и всё, нехитрая рифмовка учителя из маршевой роты, замученного вшами и унтер-офицерами. Но Швейк ему мудро заметил: «Все дело в том, кого они там в суде будут считать старым австрийским вшивцем». Действительно, нетрудно увидеть в кровососущем насекомом светлейшего цесаря или батюшку-императора.

Виктора Федоровича даже как-то неловко ставить в один ряд с Францем-Иосифом. Но не я это сделал, а украинская прокуратура. Подпоручик Дуб, вкупе с фельдкуратом Отто Кацом вышли со страниц Гашека в образе украинских правоохранителей. Не теряя времени, персонажи вечно актуальной трагикомедии подались к поэту Юрию Винничуку, выяснить – кто он имел в виду под старым украинским пидарасом.

Настала пора, коли кожен із нас
Постав перед вибором часу:
До влади прийшли бандюки й брехуни,
Наперсточники й свинопаси.

Здолали державу і склали до ніг,
П’ючи нашу кров як вампіри,
А їхній пахан, ледь прибитий яйцем,
Веде нас до прірви.

Бандитом він був і бандитом зоставсь
Тепер уже вищого класу.
Бо вже не шапки, а мільйони краде –
Убий підараса.

За те що Вкраїну продав ворогам
І заповіти Тараса,
Привів табачню і московських попів –
Убий підараса.

Табачніки правлять свій відьомський бал,
Зійшла, мов зоря, їхня раса.
Ми знову раби й малороси-хохли –
Убий підараса.

Тебе не забуде Вкраїна коли,
Шахтарю з Донбасу,
Ти візьмеш у руки сталеве кайло
І вб’єш підараса.

Нема в нас святішої більше мети
Чи іншого спасу!
У бога прощення піди попроси
І вбий підараса.

Коли на тарілочці нас подадуть
Кремлю, що вже плямкає ласо,
То буде запізно, повстань і убий!
Убий підараса!”

Поскольку малограмотные, хоть и исполнительные, городовые могут упустить врага унутреннего, на борьбу с мыслепреступником мобилизованы прокурор Львовской области и Национальная экспертная комиссия Украины по вопросам защиты общественной морали во всей своей неприглядности. Сборище откровенно нездоровых людей – я имею в виду печально известную Комиссию по поиску связи между эрекцией и порнографией, как раз тот самый орган, в прямом смысле этого слова, который может адекватно оценить применение термина «пидарас» к незапятнанной краской персоне Януковича.

Всё логично и последовательно. Если уже деградировать, то нужно пройти все стадии разложения. Истерика холопствующих доносчиков, темных личностей, появляющихся ниоткуда и пропадающих в никуда, явственно знаменует последнюю стадию распада трупа власти. В случае с поэтом Винничуком проявился некий Вадим Бондаренко.

Да мало ли таких Бондаренков. Вот замечательный документ из двух частей: кляуза, подписанная неким Савченком, от имени «Антифашистского блока». Это малограмотное творение посвящено суду над «васильковскими террористами» – откровенно грязный процесс, впрочем, как и все, инициированные Януковичем с подельниками. Фашиствующие антифашисты просят крови, что может быть замечательнее?!

Показательно, что подлость доносительства в Украине прикрывается борьбой с тоталитаризмом, так же, как и многие антиукраинские выходки. Нездоровые процессы протекают в головах отечественных борцов с фашизмом. Сгнило там что-то… скорее всего да, поскольку от деяний этих товарищей отвратительно пахнет.

Поиски крамолы и поклёпа приобретают маниакальный характер. В этом испокон веков суть недобросовестной власти. В каждом взгляде они видят вызов, в слове – призыв или оскорбление, в походке намёк. Алексей Михайлович Романов, отец Петра Первого, разослал дьяков по Европе скупать книги. А потом, в Посольском приказе, их вычитывали, искали оскорбления царственной особы и рассылали требования о сожжении крамольной литературы. Европейские коллеги Алексея с удовольствием выдавали распоряжения об изъятии книг и их уничтожении.

Соседи с запада давно вышли из политического младенчества. А нас, после пяти лет практически полной свободы слова и мысли, современные Алексеи Михайловичи тянут назад, в 17-ый век. И наивно думают, что мы, как бараны, покорно пойдем на барщину. Вечерами же, на кухнях, будем тихонько ворчать и жаловаться, намекая на несправедливость судьбы-злодейки.

Вы полагаете, что сидящие на Печерских холмах сильны как никогда. Им тоже так кажется, и поэтому каждый призыв «убей пидараса» принимается на личный счёт. Это всё в прошлом, они уже мертвы. Просто труп настолько большой, что отдельные его части ещё теплые, тогда как местами плоть уже отвалилась от изъеденных сифилисом коррупции костей.

Граждане Украины ни на что не намекают. Смысла нет тратить силы и время. Подавляющее большинство говорит прямо: эта власть должна уйти. Других вариантов не предлагается.

Юра Химик