Страна в аренду

Тот, кто помнит подготовку к референдуму о независимости Украины в 1991 году, не может не отдавать себе отчет, что главным доказательством в пользу создания нового государства были экономические преференции. Украинцев убеждали, что вне Советского Союза они будут жить гораздо лучше, приводили соответствующие цифры и факты. В такой пропаганде не было ничего случайного. Еще 23 августа 1991 года большинство населения «второй республики» и думать не думало ни о какой независимости вне Советского Союза (собственно, даже после референдума многие остались жить в уверенности, что все останется по-прежнему, а новым Союзом станет СНГ). Сторонников государственного самоопределения в Верховной Раде было подавляющее меньшинство, коммунисты проголосовали за новую страну исключительно из опасений попасть под каток Бориса Ельцина – ведь голосование проходило как раз в день запрещения КПСС в Российской Федерации.
tryzub_76a11
Номенклатура, в одночасье превратившаяся во власть нового независимого государства, работала со своим электоратом, а не с электоратом Народного Руха. И прекрасно понимала, что если говорить о восстановлении уничтоженной большевиками государственности, европейских традициях, собственном выборе и прочих недоступных воспитанному советской школой и Центральным телевидением категориям, то люди просто не поймут – тем более, что перестройка и гласность начались в УССР на несколько лет позже, чем в России. И с людьми говорили о том же, о чем всегда говорили на выборах в Верховный Совет СССР или УССР – о станках, надоях и урожае – только теперь на месте КПСС красовалась независимая Украина. И люди поверили – а почему они не должны были поверить?

Я даже не утверждаю, что людей сознательно обманули: если бы в Украине провели настоящие экономические реформы, если бы она не стала олигархической фазендой, то ее жители действительно жили бы намного лучше, чем в Советском Союзе. Но провозглашение государства не связано исключительно с экономической повесткой. Я был на съездах народных фронтов стран Балтии. Конечно, и там делались экономические доклады. Но все же главный упор был на избавлении от оккупации, на собственном выборе, на Европе. Никто не скрывал, что вначале будет трудно – и пример Литвы, после восстановления независимости блокированной Советским Союзом, помог в этом убедиться. Да, на учредительном съезде Руха была примерно та же повестка. Разница в том, что народные фронты стран Балтии завоевали большинство в Верховных Советах своих республик. А Рух в Верховном Совете УССР был представлен всего лишь небольшой группой парламентариев.

Так что не нужно себя обманывать в очередной раз. В 1991 году большинство избрателей в Украине проголосовало не за независимость, а за экономическое процветание. Разве это не одно и то же? Конечно нет. Экономическое процветание может быть следствием появления нового государства. Но главное в его провозглашении – то, что человеку нужна своя страна, которая обеспечит ему безопасность и возможность сделать собственный выбор, даже если этот выбор окажется не столь привлекательным, как у соседей. Украину сейчас нередко сравнивают с Израилем – имея ввиду, очевидно, не только способность защититься от опасности, но и процветание. Не знаю, каждый бы решился на такое сравнение, если бы увидел в музее города Кирьят-Шмона железные домики без окон и дверей для новых жителей новой страны. В этих домиках было невыносимо душно и бедно – но все же куда безопаснее и достойнее, чем в чужом враждебном окружении.

Сейчас главным козырем российских диверсантов и сепаратистов становится именно лучшая жизнь в России – по крайней мере, те, кто ждет присоединения к соседней стране, думает именно о лучшей жизни. Тут и россияне не должны себя обманывать: большинство поддержавших аннексию крымчан искренне верит, что в России будет жить лучше – так же, как в 1991 году искренне верило, что будет лучше жить в Украине. И дело не в том, что этих люди опять обманутся в своих ожиданиях, а в том, что в создании стран, присоединении и отделении территорий все это – не аргумент.

Мы нередко сравниваем Судеты с Крымом и путинскую Россию с нацистской Германией. Так вот, немцы Судет хотели жить не хуже или лучше – они хотели жить в Рейхе. Чехословакия, от которой они отделялись, была отнюдь не беднее Германии, которая все послевоенные десятилетия жила в ситуации перманентного кризиса. Да, это – нацизм. Но это хотя бы идеология, а не поиск надсмотрщика. В еще одной нашей любимой параллели последних событий – с аксеновским романом «Остров Крым» – отсутствует одна немаловажная подробность. Тот, фантастический «остров Крым» жил на порядки богаче соседней нищей России – но хотел разделить с ней общую судьбу.

А теперь давайте – только очень честно – ответим себе на вопрос, сколько людей проголосовало бы за аннексию Крыма, если бы уровень жизни на полуострове был бы как в Швейцарии, ну а в России – как в России. Сколько людей бегало бы с российскими флагами и умывалось бы слезами радости? Вы сами знаете ответ на эти вопросы. Желающих объяснить любому россиянину, что России в Крыму никогда не было и что дача – это не Родина – что, собственно, правда – набралось бы предостаточно.

То же самое касается и Юго-Востока. Если гражданин в самом деле не воспринимает государство как гаранта безопасности своего собственного личностного выбора и будущего своей семьи, если оно для него – просто синоним экономического благополучия – то такой человек никогда и не построит процветающей страны. Выбор в пользу Украины должен быть сознателен. Дискуссия в категориях «мы в России поднимем вам зарплаты» и «они в России закроют все шахты» недостойна уважающего себя государства. Да, закроют. А если не закроют, тогда что – в Россию? А если сделают из Ялты Ниццу – тогда что, в Россию? А если в Киеве будут жить, как на Рублевке?

Так больше нельзя. Нам предстоит трудное и опасное строительство новой страны, в которой нет больше места лжи. И Украина может состояться только в том случае, если ее граждане во всех регионах страны отнесутся к такой стройке сознательно. И Украину будут воспринимать как свой собственный дом, а не как арендованную квартиру, из которой, в случае чего, можно будет и переехать туда, где жизнь сытнее.