Стыдно…

Как же это бесконечно, нечеловечески стыдно. За это вот несуразное одоробло с его баснословными 160 млрд, за этого обожравшегося до одури кланового царька, которого подпустили к приличным людям, потому что вроде как целую страну представляет, ну он и пошел морозить околесицу. За всех этих гепомэров и допогубернаторов, депутата колесниченко и министра табачника, словно выползших из рекламного мультика про туалетных монстров. За заплеванную больничку, в которую очередь со всего мира как в мавзолей, впору вип-терминал рядом открывать. За весь непристойный бред, который непрерывно несут недоумки-госчиновники с престарелым лингвоинвалидом во главе. За вырубленные парки, бессмысленные циклопические стадионы, аэропорты и вокзалы, жестяные хюндаи на убитой железной дороге, зиккураты торговых центров и церквей на отжатых территориях, за темные и пустые кварталы новостроек, за свозимую на фальш-митинги гопоту и бюджетников — да разве все перечислишь… Наверное, только недозомбированным россиянам бывает так же невыносимо стыдно за очередное хамство ихнего кощея, за распиленную зимнюю олимпиаду в субтропиках, за гниющих в тюрьмах панкушек.
tamozhennyj_sojuz_500_3
А ведь все время не хватало совсем чуть-чуть. Сколько она тогда не дотянула — 3 процента? 3 с половиной? Из-за чего? Из-за того, что баба? хихикала с путиным? дебильную фюрерскую рекламу замутила? не нравилась известной писательнице? тогда ведь мы еще не знали, кажется, что это она украла весь газ. А дотянула бы — была бы у нас и ассоциация, и без войн с Россией небось обошлось бы. И внутри страны вряд ли наросли бы гнойники межигорий, и “семья” вряд ли раскинула бы свои метастазы от Луганска до Ужгорода — какая семья? Женя со своим английским рокером? Ну или рождение гепомэра — там вообще все решили доли процента, при всех оголтелых приписках. Откуда? кто их отдал, эти пару сотен решающих голосов? бабки, тогда еще без лавочек, пожалели убогонького? салтовские сявки прикололись из классовой солидарности? А ведь наверное, закончились уже “решающие голоса”, и теперь неуклонно будет расти процент жиров ув масле. 60, 80, 98, 146… дело известное.

Зима послезавтра наступает, зима. Снова примерзнут к рельсам хюндаи, на харьковском майдане поставят гигантских новогодних матрёшек, и Киев утонет в раскисшем снегу, а потом обледенеет жестоко, как холодильник в общаге. Все будет как прежде, только свирепое чувство стыда из месяца в месяц, из года в год лишь растет и усиливается, и никак невозможно к нему привыкнуть, хоть и говорят, что человек — ко всему привыкает.