С дубинкой в организме

Пишу о том, о чем писать противно. Бог миловал, никогда не освещала уголовную хронику. И уж тем более – не смаковала подробности насильственных действий. Считала, что преступники и преступления, увы, наличествуют при любой власти. И пусть с ними разбираются те, кому по чину положено. Но жизнь неумолимо ставит ситуацию с ног на голову. Ей-ей, не гонюсь за фактами мусорского беспредела. Это они гонятся в эти дни за мной. Если разобраться, за каждым из нас. Поэтому, сдерживая тошноту отвращения, вынуждена спросить у сограждан-мужиков: как оно, резиновая дубинка в анусе, это не больно? Терпимо? А с точки зрения чести, это ничего — быть «опущенным»?
musora

В минувший четверг антимусорской и мусорской сериал был отмечен не только присутствием участников «Врадиевского марша» в столице и залихватским ночным разгромом его «Беркутом».

В Донецке состоялся немногочисленный, но дисциплинированно-стройный митинг. С плакатами «Милиция была и будет с народом»; «Ветераны МВД – защитим милицию!».

В принципе, подобное мероприятие было бы весьма уместным. Но, как говориться, «бы» мешает.

Поскольку врадиевский скандал прорвал общегосударственный нарыв беспредела, чинимого человеками в погонах – им следовало бы и самим высказаться по теме. Ведь и впрямь – в ведомстве не все поголовно являются преступниками. Так не бывает.

Но в любой профессии присутствует некая корпоративная ответственность. И, коль скоро оказалось, что количество изуверов среди правоохранителей (!) зашкаливает, то тем, кто изувером не есть, следовало бы заявить о своей позиции. Но, с точки зрения здравого смысла, заявить (безвариантно!) можно только одно. Что-то вроде: мы, украинские милиционеры, мы, ветераны МВД – клеймим позором своих псевдоколлег-оборотней. Именно мы, чтобы смыть пятно с мундира, в первую очередь требуем самого строгого наказания для многочисленных, выявленных преступников в форме. Мы клянемся вам, сограждане, что будем сами ловить за руку «наших», преступающих закон, и расправляться с ними по-офицерски. Мы просим у вас прощения, если оно еще возможно. Мы сделаем все, чтобы очиститься.

Вот в таком контексте – и вправду возможно использовать лозунги о стремлении здоровой части милиции, если таковая есть, быть с народом. О роли заслуженных ветеранов в нелегком, назревшем деле попытки защитить ведомство от тех, кто покрывает его трудносмываемым позором.

Но на упомянутом мероприятии акценты были расставлены по-иному. Там звучало, что общество так-таки несправедливо навалилось на своих героических защитников. «Несмотря на наличествующие кадровые проблемы в правоохранительных органах, милиция была и остается ведомством, которое гарантирует защиту своим гражданам».

Знаете, если ОСТАЕТСЯ такой, как БЫЛА, то можно усилить приведенную выше фразу. Гарантирует гражданам не только защиту, но любовь.

И любовь не только духовную, но физическую, в плане соития.

На донецком митинге по состоянию здоровья отсутствовал гражданин, намедни отлюбленный в Петровском РОВД.

Порванные мусорской дубинкой внутренности потребовали хирургического вмешательства.

Если бы подобное произошло по отношению к задержанному на месте серьезного преступления, это было бы все равно – неслыханным в нормальном обществе и уголовно наказуемым деянием.

А, представьте себе, все более рутинно. Мужчина решил в жаркое летнее воскресенье побаловаться пивком. Когда милицейский наряд сделал ему замечание за недозволенность «распития в общественном месте» — нарушитель бутылку выбросил, извинился.

Но… Видимо, у наряда было дофигища свободного времени по случаю отсутствия иных происшествий, требующих «защиты граждан». Или, что более вероятно, мусорам (живые ж люди) физиологически непреоборимо захотелось любви в немыслимой для неизвращенного сознания форме.

Любителя пенного глотка повязали. И в участке – педрила-садист, фамилию коего не называют (как можно, он же всего лишь подозреваемый, может быть, его оправдают, принеся извинения), изнасиловал бедолагу своим неотъемлемым резиновым «органом».

А добрый подполковник Олег Заец – кстати, дончане, не желающие быть отпетушенными, возьмите фамилию на заметку, а, может, и навестите – вывел жертву из опорного пункта. Не за так, велел завтра принести мзду за спасение от смерти. И напутствовал: «иди домой, и забудь все, что здесь было, тебе потом самому будет стыдно».

Знаете – и вправду стыдно. Не жертве. Тем, кто жертвами еще не стал. Мусорская дубинка находится в опасной близости от филейной части любого гражданина, вне зависимости от пола и поведения. Не ставить себя в ситуацию риска стать жертвой насилия бандитского, более-менее возможно. Не шляйся по сомнительным местам, не заводи подозрительных знакомств.

А вот уберечь себя от насилия мусорского – сложнее.

Если средь бела дня на тебя накинется маньяк, незащищенный званием и погонами, можно изо всех сил отбиваться и звать на помощь. А если – тебя «задерживают до выяснения обстоятельств» люди в форменках? Неужели – только молиться, чтобы минули фрикции дубинкой?

Знаете, почему решаюсь сказать, что мужикам, не ставшим пока жертвами, стыдно? Потому, что четверговый ханжеский промусорской митинг не был ими разогнан. Страшно думать так, но остается предположить, что дубинка в анусе большинству народа прямо-таки нравится.

Потому что мы позволяем себе теоретические рассуждения: насколько политизированы и кому из политических игроков выгодны-невыгодны сегодняшние, маленькие, но отчаянные людские протесты против вопиющих преступлений «правоохранителей».

Пятница. Несколько десятков участников «Врадиевского марша», после жестокого ночного разгрома, на фоне гостеприимно припаркованных автозаков, находятся на столичном Майдане. Они – просто говорят с желающими прохожими. О политике? Ну, что политикой назвать.

Киевляне, для объективности своего суждения о происходящем – загляните сюда. Днем – почти неопасно, птичка-беркут, она ночной нетопырь.

Иногородние, потратьте время, в Инете выложены монологи этих безымянных «политических».

В руках людей – корявые, самодельные плакаты. На этих листах безнадежного отчаяния изложена история забитого в ментовке или мотающего неправедный срок за чужое преступление – самого близкого человека. На листы приклеены фотографии. Многие – в неровных траурных рамках.

Марш только называется врадиевским. Символически. Самодельные «слезницы» пострадавших пестрят разными географическими названиями. Это говорит о том, что речь – не о какой-либо отдельно взятой, пусть суперскандальной, но – отдельно взятой ситуации. Так сказать, злокозненно поднятой на щит с далеко идущей политической целью.

Речь – об опасной повседневности жизни самых что ни на есть рядовых граждан.

А политика, то есть система – она в том, что этим гражданам некуда обратиться со своей неизбывной бедой. Не от кого ждать справедливости. Когда руки устают держать плакат, он ложится на плитку Майдана. И кажется, что рассказы о преступлениях вопиют к Небу.

Но, поскольку, до неба высоко – может, все-таки они апеллируют к нам с вами, каждому из нас?

Ведь в данном случае ситуация такова, что от портрета сына, мужа, дочери, отца — в черной рамке, от вашего самого близкого человека, вынесенного из ментярни в гробу, не гарантирован никто. Для того, чтобы попасть под раздачу дубинки, гуляющей от головы до задницы, не нужно делать ничего особенного. Кстати, не нужно быть «активным противником режима». Просто – нужно иметь сомнительное «счастье» жить в нынешней Украине.

Подумайте, если бы каждое мусорское преступление, о котором повествуют горестные плакаты, было пресечено и примерно, гласно наказано – разве бы эти, самые обычные, в принципе, далекие от хитросплетения политических игр люди – вышли бы сегодня на главную площадь страны? С тем, что им, видите ли, в чью-то угоду нужно добиться, чтобы МВД возглавил другой чиновник? Вряд ли.

Если это политика – то вынужденная. Замешанная на невинно пролитой крови. Цепочка касается верхов? Вчера на Майдане кричали: «Януковича – в отставку»? Да, но растет-то она с самого что ни на есть низа. Служащий режиму мусор совершает гнусное преступление. Его покрывают местные начальники. Не только ментовские – чиновники цивильных служб. Профильный министр усматривает в вашем возмущении «оппозиционную игру». Не чувствует своей вины, ответственности. Глава государства по фамилии Янукович – ни в меньшей мере не осуждает своего министра. Так кто виноват?

Да, о «политизированности» антимилицейских протестов вальяжно заявил главмусор Захарченко.

В четверг – нет-нет, не подумайте, не он вышел к добравшимся до столицы «врадиевским ходокам». Буквально с боем, с торговлей – сколько «штук граждан» допустить до ба-а-льшого гражданина начальника, он принял немного протестующих и пару оппозиционных нардепов.

О чем говорили – тайна сия велика есть. Поскольку он категорически отказался допускать на «стрелку» прессу. А почему? О каком-таком государственном секрете идет речь, если дело было во встрече граждан с министром, встрече, вызванной назревшей для всего общества проблемой?

Приходится довольствоваться крохами информации с Фейсбуков нардепов. В частности, Захарченко заявил, что уйдет в отставку. Если… «будет доказана моя связь с криминалитетом». Шалишь, гражданин начальник! Коль будет доказана твоя связь с бандитами, надлежит сесть по решению суда. А уйти в отставку следует, если кадры твоего ведомства совершают гнусные, многочисленные, резонансные преступления. Это – не единичный форс-мажор. Это – твоя система.

А еще – Захарченко сказал, что никого из протестующих преследовать не будут. И, буквально через несколько часов, «Беркут» накинулся на людей, мирно оставшихся поздним вечером на Майдане.

Малость потолкли наблюдавших за протестом представителей прессы. По этому случаю независимый медиа-профсоюз и Национальный союз журналистов приняли заявление с требованием отставки главы МВД.

Все правильно, но какой профсоюз вступится за права пожилых женщин, матерей мусорских жертв, которых волокли по асфальту, топча их горькие плакаты?..

Дирижировали разгонным «парадом» — командир «Беркута» Владимир Александров и его зам Сергей Кусюк.

Эти герои живут в столице, среди нас. Надо понимать, опасаться нашего справедливого гнева у них нет оснований. Это так?

Мусорской беспредел, отряхнувшись от Врадиевского штурма – перешел в наступление. А мы и не заметили?

Тем временем, вот информация-свежачок. Освобожденный от должности врадиевский районный прокурор Сергей Мочалко недолго страдал без любимого дела. Его назначили заместителем прокурора на Николаевщине же, в соседнем Кривозерском районе. Люди, штурмовавшие участок во Врадиевке, что, запал прошел? Нет желания наведаться в Кривозерскую прокуратуру? Пока она во всеоружии не пришла за вами…

В упомянутый четверг – «ветераны МВД» митинговали за то, что МВД – прелесть, что такое, не только в Донецке. В столичном парке Славы. А в пятницу – дисциплинированный пикет тех же «словных ветеранов» постоял у здания никак не оппозиционного телеканала «Интер» с плакатом «Хватит позорить милицию!».

То есть – позорят ее ряды не убийцы и насильники, а медиа, которые попросту отражают реально произошедшие факты. Господа офицеры, вам не стыдно?

Так не хочется верить, что у вас – все подонки, без исключения. Этого и вправду не может быть. Так где же тогда голоса честных ментов?!

Наверное, и вправду не стоит думать, что корень зла сосредоточен в гражданине Захарченко.

Нет, конечно, за ярко выраженную профнепригодность он должен ответить. Но спасет ли иная фамилия «очільника» мусоров положение дел коренным образом?

Говорит народный депутат, экс-правоохранитель Виталий Ярема. «Партия регионов терпит фиаско в социальной политике, экономике, бюджетной сфере. Все развалено в стране, наступает экономический и социальный хаос, инвестиций нет никаких, золотовалютный запас за три года сократился почти вдвое. Они взяли власть, а как ею распоряжаться, и как выйти из ситуации, не знают. А заложниками структуры, которая находится при власти, сегодня являются правоохранительные органы. И кто бы туда не пошел при нынешнем президенте, он станет таким же, как Захарченко, через день, или даже через час».

Что же, выхода нет? Правоохранители – обслуга и заложники преступного режима. Это – стратегическая проблема. Но тактическая – мы, граждане, это заложники псевдоправоохранителей, среди которых слишком много расцветших от полной безнаказанности бандитов, извращенных садистов.

Решать эти проблемы обществу надлежит безотлагательно, и параллельно.

Ни к чему не призываю в сегодняшних заметках. У меня нет рецептов. На пятничном Майдане неизвестный человек, далекий от раскрученных политиков, страстно говорит на камеру: «Приєднуйтесь, не при кухнях сидіть, не балакайте про те, що регіонали погані, а виходьте, підтримуйте. І тоді вашим дітям і вашим внукам буде добре, інакше не буде».

За этим, в принципе, негромким, вынужденным оратором – дорогая цена права обратиться к нам, погибший в застенке близкий.

Мы примемся искать выход, когда такая цена будет заплачена каждым? Не знаю.

Кстати, любой журналист хочет быть хоть немного, но оригинальным. И мне не хотелось идти «в струе», говорить сегодня на ментовскую тему. Хотелось – посвятить заметки какой-либо интересной политологической «шахматной партии».

Но что поделать, если видишь глаза людей из «Врадиевского марша»? Нужно возвращаться на Майдан. В том числе, ради себя.

Извините за вынужденную брутальность слов, но я не желаю дожидаться, пока отымеют мусорской дубинкой.

А вы?..