Терпи, Украина, терпи…

«Ну, что ж делать? Значит, так и будем жить«, — говорил один из персонажей Михаила Жванецкого, реагируя на перемену погоды в своей жизни. Национальности этот персонаж был соответствующей самому Жванецкому, потому вызывает надменную улыбку моих братьев-украинцев, почему-то считающих себя непокорными бунтарями по крови.
pokrachennja

Принято считать, что украинцы — самая легкая на революционный подъем нация. Часто можно услышать, что россияне, дескать, еще 20 лет могут терпеть рокировки Путина и Медведева, а белорусы рады неувядающему Лукашенко, словно в первый день. Говорят, у наших северных соседей патернализм и тяга к сильной руке настолько же велика, насколько нерушима воля украинцев к свободе, индивидуализму и прочим демократическим прелестям. Я и сам раньше так думал, а потом к власти пришел Виктор Янукович…

Во время президентских выборов 2010 года сторонники Юлии Тимошенко грозили не признать победу Януковича и устроить всенародный бойкот лидеру Партии регионов, если тот все же въедет в кабинет на Банковой. Ничего подобного не случилось. К новому президенту привыкли, но стали говорить о том, что легкой жизни Януковичу не будет, так как у нас огромное количество оппозиционных депутатов в парламенте, и вообще, согласно Конституции, парламентско-президентская республика.

Через полгода после инаугурации Януковича Конституционный суд с удовольствием вернул президенту сверхполномочия, превратив Украину в президентскую республику с жесткой вертикалью. По этому поводу немного повозмущались оппозиционные политики, но в целом никто большой трагедии из происходящего не делал.

С декабря 2010 начались точечные посадки оппонентов власти — за решеткой оказывались по очереди пламенный революционер и экс-министр внутренних дел Луценко, затем подчиненные экс-премьера Тимошенко — Макаренко, Диденко, Шепитько, Иващенко. Общество возмущалось, карикатурило Януковича в социальных сетях, кое-кто выходил на акции протеста в свободное от работы время, но, все же, страна продолжала строить планы на лето, ждать нового выпуска телешоу и пить по пятницам. Особо пламенные оппозиционеры продолжали говорить: «У нас есть Юля… она всех сильнее, она всем покажет! Мы за нее горой!»

…в 2011 году Юлию Тимошенко арестовывают, а затем и приговаривают к семи годам заключения. И ничего не произошло — страна продолжает жить как и прежде, партактив Батькивщины и других оппозиционных партий не прекращает платить налоги, пусть делает это возмущенно и без особого удовольствия. Оставшиеся на свободе оппозиционеры быстро привыкают работать в режиме «борьбы за освобождение Тимошенко», попутно думая над тем, как максимально компактно утрамбоваться в парламент VII созыва — неприкосновенность еще никому не мешала, а лишить депутата его иммунитета в Украине традиционно тяжело…

…было, пока народных избранников не стали лишать мандата через суд с поразительной легкостью и пугающей частотой.

И тоже никаких особых возражений широких масс населения это не вызывает.

В 2013 году парламентская оппозиция блокирует работу Верховной Рады, ее лидеры открыто говорят о том, что в существующих условиях Рада работать больше не будет, и нужно готовиться к перевыборам. Арсений Яценюк даже не постеснялся употребить выражение «пора поднимать народ», чем вызвал у этого самого, в основном, критически настроенного к власти народа шквал хохота с последующим троллингом на любой вкус в социальных сетях.

Яценюк с повстанческой риторикой действительно выглядит несколько комично, но, в данном случае, вопрос не в нем, а в почему-то считающихся непокорными, украинцах.

А что, если завтра будет совсем плохо? Если действующая власть решит, что в стране слишком много независимых СМИ, слишком низкий порог пенсионного возраста или чересчур щадящие налоги для предпринимателей, это что-то изменит? Если существовать по закону будут иметь право только те партии, у которых название начинает со слова «партия», а заканчивается словом «регионов» — в общем-то, если в стране введут не только финансовую полицию, но и финансовую инквизицию, жизнь ведь не остановится, правда? Мы с вами найдем родственника в финполиции, перестанем читать прессу, а в правильную партию, если что, и вступить можно — не убудет.

Вот лично у меня нет знакомых, которые бы на самом деле согласились активно бороться с режимом, несмотря на то, что почти все из них настроены весьма оппозиционно. Никто не перестанет работать, не выйдет на демонстрации, чего греха таить. Я тоже не собираюсь, хоть в этом признаваться и не модно. Думаю, лучше честно сказать друг другу в том, что никакие украинцы не бунтари, а если бунтари, то кухонные и «фэйсбучные». И не забудьте вовремя заплатить налоги, а то пеня набежит.