Третий элемент

И карманы пиджаков букмекеров трещали от ставок, а народ все напирал. Тотализатор! А почему бы и нет? Почему бы не устроить развеселую азартную игру на всю страну, игрище, в результате коего все желающие глотнут адреналина (в переживаниях исключительно за кровную поставленную десятку), а кто-нибудь, может быть, и удвоит-утроит червонец, угадав правильный вариант? Тотализатор на тему «посадят Юлю или не посадят», или, если формулировать вопрос для более тонко рассуждающих, «как режим выйдет из положения с политическим делом против лидера оппозиции».

Только пусть букмекеры отдохнут. В любом матче, забеге, да что там, даже в выборах, если они проходят в соответствии с законом, можно более-менее формулировать вопросы, из ответов на который нужно выбрать правильный и делать ставки (предположения), исходя из реальности и логики. А у нас в данном случае – нельзя. Позволю себе процитировать блестящего публициста Вадима Скуративского, который на днях на вопрос Gazeta.ua касательно прогнозов о завершении так называемого дела Тимошенко привел выдержку из старого фельетона Ярослава Гашека. Плывут, это, значит, на прогулочном катере по Влтаве два жителя Праги, и один спрашивает другого: а мы в таком тумане не налетим на айсберг? Приятель отвечает: «знаешь, при нашем нынешнем муниципалитете я бы этому не удивился».

Именно так. При «таком муниципалитете» не стоит принимать во внимание, что во Влтаве (Днепре) айсбергов не может быть как таковых. Не имеет никакого значения, что обвинения против экс-премьера развалились на глазах, и что как следствие, так и судебное слушание проходило и проходит с вопиющими нарушениями. При нашем нынешнем режиме ничего прогнозировать с точки зрения законодательной базы невозможно. Поскольку положения законов «они» попирают, и далеко не только в деле Тимошенко, и далеко не только в уголовных делах. А с точки зрения логики прогнозировать тем более ничего не стоит. И потому, что здравый смысл никогда не был сильным местом «этих». И потому, что остатки логики отказывают, когда загнанные начинают метаться в состоянии крайней растерянности. Растерянность же вызвана как несоответствием желаемого и действительного: вознамерились править долго и авторитарно («не заметив», что в отличие от путинской России не имеют ни природных ресурсов на продажу, ни покорного народа, ни хоть уродливой, но харизмы), так и тем, что авторитетные геополитические структуры очень конкретно погрозили пальцем.

Да, кстати, именно сейчас «политологический тотализатор» все активнее говорит о внешнеполитическом факторе в деле Тимошенко. Официальный Киев, мол, будет елико возможно тянуть с оглашением приговора, поскольку тем временем будет торговаться с Евросоюзом за те или иные преференции в обмен на отсутствие решеток пред лицом одного из украинских политиков.

Вообще – то, определенный процесс выкупа жертв несправедливых преследований из рук новоиспеченных репрессивных государств буквально стартовал. Недавно президент Европейского Совета Херман ван Рампей назвал условием предоставления экономической помощи Беларуси немедленное освобождение политзаключенных. Нынешний председатель Совета Европы польский премьер Дональд Туск уточнил: речь идет о том, что амнистия и реабилитация заключенных может способствовать «дохозяйствовавшемуся» режиму Лукашенко в получении помощи по стабилизации рубля, грантов и кредитов от МВФ и Европейского инвестбанка на сумму в 9 миллиардов евро, возможность воспользоваться деньгами фондов Европейского партнерства.

Знаете, какую картинку в воображении этот процесс вызывает? Цивилизованные, проникшиеся гуманизмом путешественники в Богом забытых дебрях наткнулись на племя, которое живет по своеобразным правилам. Скажем, там оппонентов вождя принято прилюдно жарить и поедать. Дрогнуло сердце, порылись по карманам, у кого стеклянные бусы завалялись, кто купюру не пожалел, а кто и предложил поделиться с племенем консервами из собственного НЗ. Лишь бы выкупить несчастных. Ну, а дальше-то что? Может быть, бартер и состоится. Но перестанет ли вождь племени в дальнейшем за обе щеки трескать своих, скажем так, оппонентов? И – примут ли данного вождя как равного переговорщика в цивилизованном сообществе, из-за одной «помиловки» в обмен на вожделенные консервы?

Я – ни в коем случае не к тому, что Евросоюз не должен ставить вопросы выгодного для Украины сотрудничества в том числе и в зависимость от прекращения политических репрессий, в том числе и по отношению к Юлии Тимошенко. Недвусмысленно ставит, и правильно делает. И потому, что страны, исходящие из демократических цивилизованных принципов, так уж повелось, за прочими своими проблемами, стараются вступится за конкретных жертв тоталитарных режимов. И потому, что объединенная Европа заинтересована в демократической Украине и сотрудничестве с ней, а, значит, может выдвигать определенные требования, касающиеся соблюдения прав и свобод граждан в стране, с которой анонсирует принятие беспрецедентного, кстати, Соглашения. Только дело в том, что «размен» узницы Тимошенко на какие-то одноразовые гранты-транши, либо даже подписи под перспективными бумагами, ничего по большому счету стране не принесет. Денежка пойдет на очередные, извините меня за банальность, золотые унитазы. А подпись Евросоюз всегда может отозвать, если киевский режим продолжит свою свистопляску в сворачивании гражданских прав и свобод во всех областях. И не наздравствуется ЕС на каждый чих режима, не будет (и не должен) проводить длительные напряженные торги по каждому неуместному по отношению к своей стране поступку янучаров. Вот именно, по отношению к своей стране. Так что это наше дело. И, кажется, за почти два года мы убедились, что данный режим другим стать не сможет и не захочет. Он должен уйти.

Тем временем мы, включая даже очень приличных людей, в эти дни зациклились на частностях, на тактических задачах. По поводу (уже успешно отклоненных подконтрольной ВР) оппозиционных законопроектов, предполагающих, в том числе, и так называемую декриминилизацию статьи, вменяемой Тимошенко, прессе говорит народный депутат Тарас Стецькив. «Оппозиция сделала все, чтобы дать Януковичу благородный выход из этой ситуации». Глубоко уважаемый мной пан Тарас предполагает, что приговор был бы объявлен, но «в связи с декриминализацией статьи, по смягчающим обстоятельствам, Тимошенко выходит на свободу». Полноте, это можно считать «благородным выходом для Януковича»? Или кто-то считает, что нынешняя сверхзадача общества, это дать ему и Ко «шанс»? Как-то режет слух слово «благородный» в подобном контексте. Нет, не исключительно в сочетании с фамилией. Просто в данном деле, коль скоро обвинение не предоставило доказательств вины, а слушание происходило с нарушениями, определение «благородный» уместно исключительно в свете оправдательного приговора. Да что там, не нужно «благородный», не нужно милости-милостыни, скажем так, «справедливый, приемлемый выход».

Декриминализация же статей касающихся хозяйственных преступлений (то есть возмещение ущерба и штраф, а не шитье рукавиц на зоне), это совершенно другая история. Актуальная, поскольку отклонив остальные варианты законопроекта, ВР 6 октября приняла в первом чтении так называемый «президентский». По большому счету, сам процесс, это в какой-то мере гармонизация отечественного законодательства с европейским. По счету нашему, сиюминутному, янучарскому – как говорят многие эксперты, попытка хоть что-то еше урвать в бюджет и мимо бюджета, плюс простор для «государственного рейдерства», поскольку, «склепать» хозяйственное дело против несговорчивого бизнесюка при нынешних условиях правосудия просто, а штрафануть можно так запредельно, что по миру пойдешь. Ну, и для тех, кто в силах откупиться, иронически называют законодательные предложения «индульгенцией»: мол, согреши, откупись, и…греши. А если брать исключительно аспект дела Тимошенко, то регионалы до сих пор надувают щеки: оппозиция, мол, спешно создала поправки, и, в принципе, во втором чтении их можно внести, «декриминализировав» в том числе и статью, инкриминируемую Тимошенко. Если… Тут – спектр велик, от «если наша левая нога будет столь милостива», через «пусть возместит ущерб в размере полтора миллиарда гривен, нанесенный Нефтегазу», до вообще неизвестно каких потенциальных тайных требований.

Приходится коснуться несколько отвлеченных, общегуманистических моментов. Если на одной чаше весов лежит буквально – жизнь невиновного человека, то не следует ли класть на другую чашу борьбу за ту же декриминализацию статьи 365, пусть даже в не самом удачном законопроекте? Или, черт побери, даже идти от дома к дому, чтобы собрать «выкуп» за жертву? Так. Но доколе?

Авторитетнейшие зарубежные политики утверждают и продолжают утверждать, что они не находят в деле Тимошенко ничего, тянущего на обвинительный приговор. Им ЮВТ – не «родная мама» и не начальница, и с юристами, прежде чем такое говорить от имени серьезных структур, они имеют возможность посоветоваться. Признанная компания «Эрнст энд Янг» проводит аудит, и по результатам его выносит вердикт, материального ущерба Нефтегазу действия Тимошенко не нанесли. Все эти аргументы, надо понимать, вне поля зрения режима вообще и подконтрольного Печерского суда в частности. И, погодите, вне нашего, гражданского поля зрения?..

Говорит председатель делегации Европарламента по связям с Украиной Павел Коваль. В очередной раз подчеркивает, что европейская перспектива Украины завязана на демократических стандартах. И «когда происходит, что бывший премьер-министр находится за решеткой, это конечно, интересно всем. Почему? Что произошло? Такие вопросы очень часто задают депутаты в Европарламенте. Всем интересно, почему бывший премьер в Украине без коррупционных проблем сидит в тюрьме».

Конечно, интересно. Точно так же, оперируя термином «интересно», будут говорить, когда, скажем, в Украине будут на месте расстреливать без суда и следствия за кричалку «Янукович – ананас». И это я не в осуждение объединенной Европе. У каждой страны свои обычаи (другое дело, сотрудничать или нет с такой страной), и если народ такие обычаи устраивают, это, прежде всего, дело народа. Дело в том, что если ЕС «интересно», почему при всех существующих условиях рассыпавшегося дела Тимошенко сидит в тюрьме, то нам должно быть «ОЧЕНЬ интересно». Не хватает в наших сегодняшних заметках условного третьего элемента. Если предположить, что горстка режима, которая решила именно так расправляться с оппозицией, да не рассчитала силенок, но все равно пытается стоять на своем – первый элемент. Мировая общественность, имеющая свой интерес сотрудничать с демократической Украиной – второй. То где мы? Граждане?

Страстные приверженцы ЮВТ, и те, кто ее лично недолюбливает, но отдает себе отчет, что обществу пытаются навязать опасный прецедент, пожалуйста, доспоримте о персоналиях после. А сегодня – следует включить третий элемент. Как? Трудно быть стратегом, стратегом не будучи. Давайте попробую быть предельно откровенной, хотя стараюсь в журналистике отрешиться от слишком личного и эмоционального. Вчера мы с говорили с приятельницей (женщина за 50, беспартийная, лишенная аффективности и самолюбования, имеющая семью и скромную должность). Она сказала: «Якби я знала, що ціною свого життя можу врятувати Україну від яничарів, та й новітніх політв»язнів врятувати, не задумалася б ні на хвилину». Я, журналист, в какую-то минуту заставила себя посмотреть на наш дальнейший разговор со стороны. Мы негромко рассуждали о том, что под колеса автозака можно бросится не только «для красоты», но и по-настоящему. И — быстро ли теряет сознание и перестает чувствовать боль человек при самосожжении. О том, что если общество катится в пропасть, иной раз будить его можно экстраординарными мерами. И о том, что «если что» (теоретически, пока – чисто теоретически), то ведь мы ж не за личность, какой бы нужной стране она сейчас не была, чай, не фанатки, не «за Юлю». Если угодно, за другое слово, тоже женского рода. За страну. За Украину.

Мы договорились до диких вещей? Мы перегнули палку? Так несколько выровняйте ее. Расскажите, хоть на этом форуме, что под неправедный приговор, к Печерскому, 11-го идут студенты и профсоюзы, «афганцы» и «чернобыльцы», селяне и мелкий бизнес, интеллигенция, вооруженная классической фразой: «Не разделяю твоих взглядов, но отдам жизнь за твое право свободно высказывать их». Расскажите, что с недопущения необоснованного приговора политическому оппоненту начинается активное противостояние всем губительным для общества делишкам режима.

Виктория АНДРЕЕВА