Убрать Януковича или убрать Украину

В интервью, летом 2004 года я сказала: «Если Янукович еще не готов стать президентом, то Ющенко уже не готов им стать«. За пять лет изменилась страна и изменились мы. Весной 2010 года, в первые недели после иннаугурации, казалось, что у Януковича может получиться «стать Президентом». Однако очень скоро стало очевидно, что заинтересованы в этом далеко не все. Конфликтующему бизнесу, чиновничеству и политикуму не нужны реальные реформы, а значит и президент — реформатор.

Ощущение ненужности Януковича в качестве реформатора было не только у меня. Его команда заговорила в разнобой, а заявления СБУ, об угрозе жизни нового Президента, воспринимались как факт реального давления на новую власть со стороны противников реформ. Сегодня я уже не считаю, что Януковичу что-либо угрожает, кроме бесславной и скорой отставки.

Новый Президент за несколько месяцев успел повторить ошибки всех своих предшественников. Панический ор националистов был подобен куриному яйцу, брошенному в иннаугурационный костюм. И Янукович снова не устоял. Ничего не сделав для тех, кто поддерживал его пять лет и прожил со своими убеждениями в «оранжевой стране» вкусив все плоды игнора, гонений и забвения, он поспешил ублажать тех, для кого никогда не станет своим и желанным Президентом.

Всего несколько месяцев работы и несколько принятых Законов, — и реформаторских надежд не осталось ни у кого. «Стая победителей» запуталась в просторах чиновничьих кабинетов и кулуарах власти. Без идей, без смыслов, без системного взгляда на существующие проблемы, без понимания того, что такое перспектива и чем она отличается от планового распределения социального пайка. Бизнес вздрогнул от демонстрации силы победителей. Общество замерло в ожидании реальных реформ, но уже исчерпало свои ресурсы понимания. Нет разочарования, нет веры, нет видения того, ради чего нужно «затягивать пояса».

Оказалось, что «убрать Президента» не означает «убрать тело». Достаточно убить веру и надежду на реальные реформы, обидеть несправедливостью сторонников и остаться в совковом формате официальных мероприятий. Януковича «убирают» его же руками и той силой, которую он привел во власть.

Сегодня в этой власти идет такое «движение по креслам», что никакие аргументы его не могут обосновать, кроме жажды должностей и денег. Предшественники действовали похоже и мечтали легитимировать люстрацию. Это было глупо, но понятно. То, что происходит сегодня, называется иначе. Ни о каком профессионализме, партийном патриотизме и преданности реформаторским идеалам речь не идет. Никто не строит новую власть. Она остается такой, какой и была. Примеров, когда, не столько перспективные, сколько прыткие успели за сто дней поменять две должности — хоть отбавляй. Раньше они двигались из одной партии в другую, а теперь с такой же скоростью пересаживаются из кабинетов в кабинеты.

На удивление всей столицы, глава Печерской райадминистрации, состоявшей в НУНСе и поддерживавший акции БЮТа, стал первым номером списка партии Регионов на предстоящих выборах. Сказать, что рядовые регионалы Печерска не поняли «мудрости» партийного руководства, значит не сказать ничего. Они, хорошо знавшие, как все пять лет относился к ним их новоявленный лидер, сегодня постигают принципы политической целесообразности. Но постигают без энтузиазма, понимая, что чем быстрее партия Регионов прирастает должностным активом, тем быстрее теряет ресурс реальных сторонников. Глядя на это со стороны, могу сказать, что осенние выборы для партии нового президента могут стать выборами саботажа, а не победы.

Кадровый штурм Киева состоялся быстро и спокойно, но видимых результатов не дал. Ни киевлянам, ни регионалам. Черновецкий не сопротивлялся. Внятные рассуждения Попова — нового зама мэра, можно слушать без боли (если это кого-то утешит). Но что такое его слова на фоне угоравшего от жары Киева? Зимой нечем было убирать снег, а летом, раскаленные улицы некому было поливать. Ни ночью, ни утром, ни в выходные. Наши дворы и дома, накалявшиеся до 60 градусов душили стариков и детей. Мы снова остались один на один с проблемой и властью, работающей в кабинетах и ездящей в авто с кондиционерами.

Выборы стали спасительной игрой для новой команды. Так она думает сегодня. Но на самом деле, выборы стали нашей палочкой-выручалочкой, которая заставляет власть растягивать во времени принятие непопулярных решений. Для нас время летит, а для власти — тянется как жвачка. Денег в казне не прибавилось. Долги по зарплатам гасить нечем. Впереди скорая и холодная осень, которая не обещает бизнес активности и роста доходов. Она обещает подорожание всего.

Сегодня я живу в ощущении нового «взрыва» по-украински. Тихого, молчаливого, неизбежного и окончательного. Взрыва, в котором нет никаких смыслов и целей, кроме одной — освобождения от власти. Этой власти и раньше было слишком много, но теперь, когда ее сила, лишенная системности и перспективы, стала навязчивой, отсутствие альтернативы становится бомбой, способной уничтожить страну. Страну, в сохранении которой само общество теряет смысл.

Люди устали и ощущают силу власти ярмом на своих плечах. Ей почти удалось «убрать Президента», и «убрать Украину» тоже может получиться. Ведь больше она ничего и не делает. Она просто существует, не способная видеть дальше собственного хапка. Ее верные слуги, так и не сокращенные на 20%, успевшие написать и переписать несколько проектов налогового Кодекса, принявшие позорный Закон о выборах, — самая большая и реальная угроза нашей независимости и государственности как таковой.

И чем больше я думаю об этом, тем острее ощущаю потребность защитить свою землю, своих детей и будущее этой страны и от Президента, и от его команды, и от проигравшей армии нетрудоустроенных чиновников (с их борьбой за титры на украинском языке), и от перспективных кандидатов в новые президенты (побежавших бороться на местных выборах против себя самих), и от бессмысленности власти…

Мне очень хочется, чтобы этой власти не было, потому что ей все равно — «убрать Януковича» или «убрать Украину», лишь бы самой остаться в том качестве и количестве, в котором она существовала до дня рождения нашей страны и какой остается по сей день.

Елена Маркосян