Убыточные миллиардеры. Сколько олигархи не платят в украинский бюджет?

Нищенские зарплаты украинских врачей и учителей, а также подачки, вместо выплат, для подавляющего большинства пенсионеров и льготников, президент Виктор Янукович и его команда объясняют отсутствием в бюджете необходимых средств…

По данным Государственной налоговой службы Украины (ГНСУ), для наполняемости госбюджета вторым по значению платежом является налог на прибыль. Так, в 2012 г. предусмотрено поступление в доходную часть общего фонда госбюджета 291,444 млрд грн., из них 145,761 млрд грн. – НДС и 52,826 млрд грн. – налог на прибыль

При этом действующее законодательство предоставляет широкие возможности для его минимизации. Как отмечал ранее бывший и.о. министра финансов Игорь Уманский, «как спрятать прибыль, в Украине знает каждый бухгалтер».

Наиболее распространенным приемом у крупных финансово-промышленных групп является т.н. «трансферное ценообразование», когда производители отпускают готовую продукцию аффилированным фирмам по ценам ниже себестоимости.

В результате, центр формирования фактической прибыли переносится на трейдинговые структуры, зарегистрированные в различных оффшорах, от стандартного Кипра до экзотических типа Сент-Китс и Невис. В этих условиях уплата соответствующего налога стала для крупного бизнеса своеобразным тестом на сознательность. «Платить нельзя минимизировать» – кто и где в данном случае ставит запятую?

Ринат платит местами

Значительная часть промпредприятий Донбасса входит в бизнес-орбиту владельца группы SCM Рината Ахметова. Поэтому начнем наш обзор с него. А точнее, с «Азовстали». Этот комбинат в 2010-2011 гг. не уплатил ни копейки денег в госбюджет в виде налога на прибыль. Потому как согласно официальной финансовой отчетности, по итогам 2010 г. был получен чистый убыток 178,57 млн грн., за 2009 г. – 211,94 млн грн.

При этом доходы «Азовстали» выросли с 21,546 до 35,786 млрд грн. Конечно, можно при желании поверить, что целый год комбинат плавил сталь и катал прокат себе в убыток. Но для этого все-таки требуется обладать незаурядным воображением. Потому что на самом деле работать в ущерб своему карману частный бизнес не будет по определению.

Достаточно вспомнить ситуацию в октябре-декабре прошлого года: когда ценовая конъюнктура на внешних рынках стала по-настоящему неблагоприятной, в Мариуполе просто уменьшили загрузку сталеплавильных печей и прокатных станов. Как на «Азовстали», так и на соседнем комбинате им.Ильича (ММКИ).

Например, в октябре «Азовсталь» сократила выплавку стали на 21% к сентябрю, ММКИ в ноябре – на 11% к октябрю и т.д. При этом выпуск горячекатаного рулонного проката «ильичевцы» уменьшили тогда на 28%.

А та же «Донецксталь» с начала текущего года и вовсе прекратила выпуск проката – в связи с тем, что существующие на рынке цены не покрывают затрат. Впрочем, о предприятиях Виктора Нусенкиса речь пойдет далее. Вернемся к активам Р.Ахметова.

Если верить финотчету ММКИ, то и там тоже все печально: за 2010 г. чистый убыток составил 418,89 млн грн., за 2009 г. – 255,95 млн грн. Какой налог на прибыль, о чем вы говорите?

Остается только удивляться, как при такой провальной, судя по отчетности, работе мариупольских меткомбинатов Ринат Леонидович еще не просит подаяние в подземном переходе вместе с младшими партнерами по «Метинвесту» – владельцем «Смарт-холдинга» Вадимом Новинским и руководителем ММКИ Владимиром Бойко.

Что правда, доходы у комбината Владимира Семеновича за отчетный период тоже росли, и существенно: до 26,175 млрд грн. против 13,97 млрд грн. в 2009 г. Или, к примеру, взять еще одно предприятие «Метинвеста», Енакиевский метзавод. Чистый убыток за 2010 г. – 778,56 млн грн, за 2009 г. – 857,13 млн грн. И это при росте выручки с 9,258 до 13,238 млрд грн.

В итоге получим, что продав металлопродукции в 2010 г. на 75,199 млрд грн., Ринат Леонидович вместе с В.Новинским и В.Бойко ровным счетом ничего с этого не поимели, кроме убытков в 1,376 млрд грн. Не верите? Ваше личное дело. Главное, что ГНСУ верит. И не задает лишних вопросов по этому поводу.

Если же посмотреть на итоги деятельности угольных компаний самого богатого человека Украины, то, опять же, мы увидим очень грустную картину. Шахта «Комсомолец Донбасса» принесла ему в 2010 г. чистый убыток 25,42 млн грн., годом ранее – 76,05 млн грн. И это при объеме продаж угольной продукции на 1,443 и 1,317 млрд грн. соответственно.

Еще больше, должно быть, огорчило своего владельца объединение «Павлоградуголь». Здесь уже за 2011 г. отрапортовали об увеличении чистого убытка до 891,99 млн грн. против 340,36 млн грн. в 2010 г. Хотя доходы были очень неплохие: 6,883 и 5,54 млрд грн.

Не радовал в 2009-2010 гг. и «Краснодонуголь»: увеличив реализацию угольной продукции в денежном эквиваленте с 1,898 до 3,535 млрд грн., объединение в результате лишь нарастило убыток со 142,9 до 225,16 млн грн.

Итого за 2010 г., добыв и продав угля (в основном собственным предприятиям) на 10,518 млрд грн., Ринат Леонидович не только ни копейки на этом не заработал, но еще и остался в убытке на 590,94 млн грн. Какие там прибыли, какие налоги, о чем вы? Ведь и коксохимические заводы (КХЗ) приносят ему одни убытки, согласно отчетности.

Взять Авдеевский КХЗ, один из крупнейших в Европе производителей. Цены на кокс за отчетный период росли, так что доходы у него – мама не горюй.

Если точнее, то за 2010 г. они увеличились до 8,326 млрд грн. против 4,374 млрд грн. в 2009 г. И что, опять вы думаете, Ринат Леонидович на этом озолотился? Тогда снова не угадали – только убытки у владельца SCM уменьшились с 494,7 до 21,5 млн грн.

Зато ПАО «Донецкоблэнерго» порадовало позитивом: заработав за 2011 г. 5,734 млрд грн. дохода, оно получило при этом чистую прибыль аж в 59 тыс. грн. Не смейтесь, по итогам 2010 г. было еще меньше: тогда при доходе 4,567 млрд грн. компания отчиталась о чистой прибыли в 29 тыс. грн.

Как уже отмечалось, такие результаты финансово-хозяйственной деятельности не вызывают вопросов ни у налоговой службы, ни у владельца компании. Иначе, наверное, он выгнал бы руководителей всех вышеперечисленных заводов и компаний и назначил других, способных обеспечить прибыльную работу вверенных активов.

Такую, например, как у предприятий горнорудного дивизиона «Метинвеста». Здесь у Северного горно-обогатительного комбината (ГОК) за 2010 г. вырос не только доход до 11,503 млрд грн. против 6,752 млрд грн. годом ранее, но и чистая прибыль — с 1,247 до 2,645 млрд грн.

Аналогичная картина на Центральном ГОКе: рост доходов с 2,595 до 5,041 млрд грн., чистой прибыли с 0,249 до 1,285 млрд грн. Не отставал от них в 2010 г. Ингулецкий ГОК, увеличив доход по сравнению с предыдущим периодом с 5,148 до 10,398 млрд грн., чистую прибыль — с 0,934 до 3,234 млрд грн.

Почему же именно по горнорудным предприятиям Р.Ахметов показывает прибыль в размерах, которые можно считать близкими к реальности? В ГНСУ поясняют, что это связано с особенностями производства – здесь при добыче полезных ископаемых открытым способом сложно завышать себестоимость.

Профессионалам, конечно, виднее. Но Р.Ахметов платит налог на прибыль еще по одному предприятию, Харцызскому трубному заводу. Здесь в 2010 г. хотя и задекларировали снижение доходов с 5,611 до 2,952 млрд грн., все же показали позитивный финрезультат в 171,6 млн грн. против 589,9 млн грн. в 2009 г.

Так что деньги на зарплату своим бразильцам у президента ФК «Шахтер» все же есть. Хотя на самом деле он далеко не единственный убыточный миллиардер среди представителей украинского крупного бизнеса.

Бедный Тарута

Глава совета директоров корпорации «Индустриальный союз Донбасса» (ИСД) Сергей Тарута владеет Алчевским меткомбинатом (АМК) в доле с гендиректором ИСД Олегом Мкртчаном и неизвестными широкой публике россиянами. АМК за 2010 г. увеличил доход до 12,208 млрд грн. против 11,098 млрд грн. в 2009 г.

Увы, это принесло Сергею Алексеевичу и его компаньонам лишь возрастание чистого убытка с 890,08 млн грн. до 1,014 млрд грн. Аналогично по Днепровскому меткомбинату им.Ф.Дзержинского (ДМКД): рост доходов с 10,686 до 12,574 млрд грн., чистого убытка — с 1,064 до 1,223 млрд грн.

Остается добавить, что Алчевский КХЗ за 2010 г. при доходе 7,089 млрд грн. задекларировал чистый убыток в 34,23 млн грн. Таким образом, картина для С.Таруты и О.Мкртчана получается такая же безрадостная, как и для Р.Ахметова.

Но может, выплавка стали и выпуск металлопроката в Украине действительно так убыточны в условиях глобального кризиса? Ответить на этот риторический вопрос поможет финансовая отчетность комбината «Криворожсталь» (АМКР), входящего в международный концерн «ArcelorMittal».

Там за 2010 г. при доходе 24,28 млрд грн. получена чистая прибыль 1,21 млрд грн. Ну а предположение, что на комбинатах Р.Ахметова и С.Таруты хуже налажены бизнес-процессы, отбросим сразу – хотя бы из соображений патриотизма.

Тогда исходя из показателей «Криворожстали» получим, что и «Азовсталь» при ее доходах за 2010 г. вполне могла бы показать чистую прибыль порядка 1,783 млрд грн., ММКИ – 1,304 млрд грн., а ЕМЗ – 659,72 млн грн. Для АМК предполагаемый уровень чистой прибыли окажется в пределах 608,39 млн грн., для ДМКД – 626,63 млн грн.

Конечно, здесь можно возразить, что тот же ММКИ специализируется на выпуске плоского проката, а «Криворожсталь» сортового, поэтому прямо сравнивать финпоказатели этих предприятий некорректно. Кроме того, можно указать, что ДМКД и АМК вынуждены покупать железную руду и коксующийся уголь на стороне, тогда как АМКР и «Метинвест» располагают собственным сырьем для сталеплавильного производства.

Действительно, свои экономические особенности есть у каждой компании, поэтому никто и не утверждает, что приведенные выше цифры – истина в последней инстанции. Но они помогают получить примерное представление о ширине и глубине финансовых потоков, текущих мимо госбюджета. И уж если речь идет о суммах, исчисляемых в миллиардах гривен, погрешность на пару-тройку сотен миллионов гривен можно считать вполне допустимой.

Поэтому продолжим вычисления. Как известно, с 1 апреля 2011 г. ставка налога на прибыль в Украине снижена с 25% до 23%. Получим, что металлурги «Метинвеста» могли  уплатить в 2011 г. порядка 861,81 млн грн., ИСД – 284,05 млн грн. А государство почему-то постеснялось им об этом напомнить.

Да и добыча угля в Украине, оказывается, тоже далеко не столь безнадежный вид бизнеса, как это можно представить, исходя из финотчетности объединений Р.Ахметова. К примеру, есть такая зарегистрированная в Люксембурге компания, как «SadovayaGroupS.A.», владеющая в Украине шахтами «Садовая» и «Рассвет-1» (Луганская обл.).

По данным финотчетности за январь-сентябрь 2011 г. при чистом доходе 499,27 млн грн. здесь получена чистая прибыль 79,16 млн грн. По итогам 2011 г. компания прогнозирует чистую прибыль 143,35 млн грн.

Или взять еще одну фирму с международными стандартами финотчетности, «CoalEnergyS.A.», также зарегистрированную в Люксембурге и объединяющую в Украине угольные шахты и фабрики ассоциации «Недра Донбасса».

За 2010-2011 финансовый год (завершился 30 июня 2011) здесь получена чистая прибыль 294,8 млн грн. при доходах в 1,207 млрд грн. Как видно из приведенных данных, рентабельность у «CoalEnergy» получается выше.

Поэтому даже если взять показатели «SadovayaGroup» и предположить, что у Рината Леонидовича руководители шахт работают по крайней мере не хуже, можно примерно оценить, что у шахты «Комсомолец Донбасса» чистая прибыль должна быть хотя бы на уровне 228,79 млн грн., у «Павлоградугля» – 878,38 млн грн., у «Краснодонугля» – 560,48 млн грн.

И если так, то сумма налога на прибыль, которую мог бы уплатить в 2011 г. по угольному дивизиону президент ФК «Шахтер» — около 383,56 млн грн. Опять же, не только он декларирует в ГНСУ данные об убыточности своего бизнеса.

Убыточные Нусенкис и Фирташ

Владелец группы «Донецксталь» Виктор Нусенкис известен как человек, много делающий для развития духовности, особенно на Донбассе. Однако в вопросах бизнеса он точно также лишен какой-бы то ни было сентиментальности, как и его коллеги по цеху миллиардеров.

Как отмечалось выше, с января принадлежащий ему Донецкий метзавод (ДМЗ) прекратил выпуск проката, да и стальное производство было близким к нулю по причине убыточности. Ранее, в 2010 г., из-за этого на ДМЗ останавливалась работа доменного цеха, который занимается выплавкой чугуна.

Одним словом, подход В.Нусенкиса понятен – работаем, когда выгодно, в противном случае ждем лучших времен. Любопытно в связи с этим выглядят данные финочетности ПАО «Шахтоуправление «Покровское» за 2010 г.

Увеличив доход от реализации коксующегося угля с 2,506 до 3,555 млрд грн., крупнейший в Украине производитель коксующегося угля задекларировал чистый убыток в 76,46 млн грн. Причем стоит заметить, что, несмотря на имевшую место убыточность, работа шахты не останавливалась подобно тому, как это было на ДМЗ.

Достаточно удивительно смотрятся итоги работы Ясиновского КХЗ, третьего по величине предприятия в отрасли после Авдеевки и Алчевска. Здесь за 2010 г. сумели нарастить доходы от продажи готовой продукции с 2,531 до 4,164 млрд грн. А результатом почему-то стало сокращение чистой прибыли с 86,02 до 69,06 млн грн.

Оценить реальную рентабельность коксохимического производства в Украине очень сложно даже приблизительно – т.к. ни одно из предприятий отрасли не показывает корректные финрезультаты. Поэтому сложим сопоставимые данные по расчетной прибыли ДМЗ и ш/у «Покровское» за 2010 г.

Увеличив доход с 566,82 до 780,71 млн грн., ДМЗ сообщил о росте чистой прибыли с 0,3 до 3,62 млн грн. С такой выручкой его положительный финрезультат по нашей непрямой оценке должен быть гораздо больше: в 2009 г. – 28,25 млн грн. и 38,91 млн грн. в 2010 г.

По ш/у «Покровское» в 2009 г. расчетная чистая прибыль к результатам «SadovayaGroup» составит 397,33 млн грн., за 2010 г. – 563,65 млн грн. Т.е. если по ДМЗ неуплата налога на прибыль за 2010 г. относительно невелика, 8,94 млн грн., то по «Покровскому» это уже внушительная сумма: 129,64 млн грн.

Причем стоит отметить, что в действительности финрезультат «Покровского» гораздо выше, а сумма неуплаченного налога еще больше, поскольку «Sadovaya» имеет дело с углем энергетической группы, а  ш/у Виктора Леонидовича добывает и продает более дорогой коксующийся уголь.

Отдельного разговора заслуживают предприятия химической отрасли, входящие в холдинг GroupDF предпринимателя Дмитрия Фирташа. Остановимся только на предприятиях, которые находятся на Донбассе.

Итак, доход горловского концерна «Стирол» за 2010 г. составил 2,203 млрд грн., северодонецкого объединения «Азот» – 1,532 млрд грн. (январь-июнь). При этом «Стирол» за указанный период получил 667,55 млн грн. чистого убытка, «Азот» – 9,3 млн грн. чистой прибыли.

Отметим, что когда конъюнктура на минеральные удобрения становилась для украинских азотчиков по-настоящему неблагоприятной, они в 2008-2009 гг. останавливали производство точно также, как и металлурги. Так что в наработанный «Стиролом» минус как-то не верится. Точно так же, как и в символическую прибыль северодонецкого «Азота» на таких объемах продаж.

Не высчитывая отдельно рентабельность производства по карбамиду и аммиаку, как это делают отраслевые аналитики, просто обратимся к данным госпредприятия — Одесского припортового завода (ОПЗ). Сейчас де-факто он также контролируется Д.Фирташем и его нынешние финпоказатели не стоит принимать во внимание.

Лучше взять результаты за 2006 г. Конечно, тогда природный газ, используемый химиками в качестве сырья, стоил гораздо меньше, чем сейчас. Но с другой стороны, и минудобрения тоже были на порядок дешевле. Поэтому примерное представление о прибыли донбасских производителей можно получить.

Итак, ОПЗ в 2006 г. получил доход в 1,916 млрд грн. и заработал при этом чистую прибыль 236,71 млн грн. Опять же, можно заметить, что ОПЗ расположен на территории, примыкающей к Южному порту и не имеет расходов на транспортировку готовой продукции до порта.

Но тогда надо учесть и его территориальную удаленность от границы с РФ по сравнению с Горловкой и Северодонецком. А значит, и более высокую входящую цену газа за счет расходов на его транспортировку до предприятия.

В итоге получим, что чистая прибыль «Стирола» за 2010 г. должна быть по крайней мере 272,17 млн грн., северодонецкого «Азота» – 378,54 млн грн.

Опять же повторимся, что с одной стороны данные выкладки являются чисто расчетными. С другой – во многих странах с развитой экономикой налоговая служба использует подобные непрямые (косвенные) методы оценки платежей для компаний.

И, например, в США и Евросоюзе в офис Р.Ахметова, С.Таруты, В.Нусенкиса, Д.Фирташа из налоговой сразу после подачи отчетности пришло бы письмо с просьбой объяснить, почему финрезультаты АМКР так сильно отличаются от задекларированных ММКИ, ЕМЗ, АМК, ДМКД и ДМЗ, а ОПЗ – от «Стирола» и «Азота» (Северодонецк).

А дальше все зависело бы от того, насколько убедительными сочтет представленные аргументы налоговая служба. Возможно, у компании действительно есть объективные обстоятельства, из-за которых ее показатели оказались хуже. Тогда, как говорится, все о’кей. Если же нет – придется уплатить налогов ровно столько, сколько насчитают.

Вместе со штрафом разумеется. Причем его размер всегда таков, что напрочь отбивает у собственника желание далее играться в подобные схемы с государством. Но это на цивилизованном (или загнивающем – это уж кому как нравится) Западе. А Украина, как правильно заметил наш президент Виктор Янукович в своей книге, которую, якобы, кто-то за него написал на английском языке – это страна возможностей.

Здесь возможно все. Поэтому и повышается возраст выхода на пенсию для женщин, урезаются социальные выплаты инвалидам, одиноким матерям, многодетным семьям, «чернобыльцам» и «афганцам». А что вы хотите, кому сейчас легко? Вон олигархи – и те в сплошных убытках.

Сергей Семенов