Украина: смерти и рождения

Сложно сосредоточиться только на чувствах восторга, наблюдая как на табло Верховной Рады появляются консенсусные «за» свыше трехсот голосов. Не потому, что таким образом принимаются неверные решения. А потому, что во дни неожиданно найденного здесь консенсусуса, принятия парламентом полноты ответственности за страну – на руках Майдана потоком плывут гробы с телами убитых граждан. Неужели – мы безвариантно должны были заплатить только такую цену за первые шаги к выходу из кризиса?! Задаваться сегодня именно таким вопросом, это не только и не столько посыпать голову пеплом. Это – не бесконечные теоретические слезы по уже случившемуся. Это – необходимость не забывать его реалии. Строя настоящее и будущее.
044a
386 голосов, ото всех без исключения фракций – и решен вопрос восстановления парламентско-президентской республики, элементарного возвращения статус-кво, потому что диктаторские «вертикальные полномочия» Янукович в свое время попросту украл, не заморачиваясь парламенской легитимизацией первертона в свою корысть.

За это дружно голосовали в пятницу. Но если бы, руководствуясь именно таким подходом, за это, как и планировалось, проголосовали во вторник…

Если бы так же, шаг за шагом, но последовательно и ответственно, так же, как сейчас голосуют за лишения полномочий Захарченко и Пшонки, за отстранение от руководства давно самоустранившихся от организации парламентской деятельности руководителей ВР – рассматривали все факты как преступных действий, так и преступного же бездействия.

И решение о том, что Янукович «самоустранился», и потому более не является главой государства было принято тогда, когда он давненько последовательно самоустранялся, то срывая любые договоренности, то в разгар кризиса отбывающий в различные китаи, то храня наглое молчание.

Если бы было так — страной не была бы заплачена тяжкая цена.

Сложившаяся не только из невозвратимых в жизнь наших сограждан, но и множества травмированных. Причем, не только (часто – необратимо) искалеченных физически. Но и получивших глубокую моральную травму. Когда на привычных мирных улицах, даже если в определенных местах и происходит акция гражданского протеста — вдруг приходится подручными средствами защищать себя и оттаскивать мертвых и раненых. Когда такая-сякая, но власть, предает народ, без объявления войны стреляя в него. Когда вечером людей, иной раз предельно далеких от политики, пронимает дрожь в квартирах: сейчас в район придут «титушки», или «зачистка от власти», или проснемся при отсутствии хлеба в ближайшей лавке.

То все это – и есть травмой. Которой можно было бы избежать.

То, что принято называть кризисом и его обострением – не свалилось в одночасье с небес на головы всех, кто ответственен за страну по должностям.

Это – назревало, было, приобретало черты положения, не могущего рассосаться без приложения усилий, вдруг. Но как относились к этому?

Вот из интервью (delo.ua) Марины Ставнийчук, заместителя главы администрации Януковича, его советника. На вопрос, почему нельзя было приступить к рассмотрению того же конституционного вопроса. «Юридический блок в окружении президента узурпировали (по другому нельзя сказать) двое людей – Портнов и Лукаш. Они просто не давали другим людям, которые имеют другие мнения по правовым вопросам, возможности донести информацию. А ведь предлагались абсолютно адекватные решения, которые отвечали и правовым обстоятельствам, и политическим».

Не давали донести адекватное – это как? Держали под дулом пистолета. Не допускали к Инет-ресурсам. Вообще – хоть к парламенту, хоть к гражданам, ожидавшим как раз адекватных решений? Внутриаппаратные междусобойчики. Везде (АП и лично Ставнийчук, только пример) – основополагающим стало это явление, исключившее реалистический подход к управлению страной, взбудораженной, доведенной до предела.

Когда в эти дни смотришь на напряженные, но, представьте, взаимнотолерантные и вдумчивые лица нардепов – хочется, чтоб родилась одна надежда.

Дело – не в персоналиях. Пусть в обозримом, спокойном и приемлемом будущем сюда зайдут наши избранники с другими фамилиями, пусть – из ныне присутствующих кто-то останется в политикуме, а кто-то – нет.

Хочется, чтобы родилась надежда: на примере нынешних событий, любая избираемая власть не забудет основополагающего.

Мандат – не купленный «льготный абонемент на всяческие удовольствия». Не только – расширение прав. Но принятие на себя более чем серьезных обязанностей. Если исполнять их постоянно, по закону, и, соотносясь с потребностями страны и ситуацией – то не будет необходимости вот так, как сейчас, законотворчествовать на пределе напряга, пред лицом падения в бездну всего. И – на крови.

Не настолько наивна, чтобы надеяться: теперь в зал здания со стеклянным куполом будут заходить истинные ангелы, и действовать без тени греха в чем бы то ни было. Но если в других странах, которые принято называть цивилизованными, парламенты способны работать, с ежедневной ответственностью, и граждане иной раз даже не замечают этого процесса, поскольку он рутинен как восход-закат – то вполне реально иметь надежду на подобное в Украине.

Украине, в которой сегодня многое отмирает и рождается.

Не в том дело, что Янукович в качестве политика умер и для страны, и для мира. Главное, чтобы издох подобный подход к главенствованию в государстве.

Излишне перечислять все, в чем подход заключался. Но вот — финал уверенности во всесильности и бесконтрольности, отсутствии признания необходимости баланса власти; настоящей булимии в плане личного обогащения. Цитирую не тех, кто с самого начала и особенно в последнее время кричал «Геть!». А сторону, которую условно можно считать противоположной. По горячим следам сегодняшних событий глава комитета по международным делам российской Госдумы Алексей Пушков написал в Твиттере: «В резиденцию Януковича «Межигорье» под Киевом пускают кого угодно. Сам он сбежал, охрана сбежала, персонал разбежался… Жалок конец президента».

Есть еще один момент. Потрясает ненормальность поведения личности. Не говоря о том, что можно было сделать на каждом из этапов углубляющегося кризиса. А только в свете соглашения, вроде бы подписанного в результате горячечно-многочасовых переговоров. Янукович мог, хоть опираясь, если есть на что, хоть самоубийственно ни на что не опираясь, заявить: обсуждать – нечего, власть – моя, украинским, и отечественным переговорщикам «всем спасибо, все свободны», и не подписывать ничего. Или – вместо подписания, выдать указ о своей отставке и назначении досрочных выборов. Вообще, вне всяких переговоров, с целью самосохранения, отбыть из столицы и страны, отправив «по факсу» заявление о сложении полномочий. Подписав же некие бумаги – придерживаться их, пытаясь получить какие-то преференции.

Но, поставив автограф, пожав руки – раствориться в пространстве, оставив на произвол судьбы вверенную по должности страну и бедных земляных зайцев из невообразимого поместья? Так, чтобы звучали вопросы того же парламента – кто может, разыщите Януковича.

Это – ненормально.

Но, поскольку рассуждения о вменяемости поведения Януковича, это дело историков и психиатров, в нашем сегодняшнем разговоре важнее другое.

Должен родиться глубокий, влияющий на будущее, стыд, у каждого – кто не то, что голосовал, а просто пожимал плечами «ну, Янукович – так Янукович», и, тем более, у тех, кто, даже на рядовых должностях, где-то в глубинке, работал под ним.

И – отмереть терпимость общественного сознания по отношению к возможности нахождения у власти подобных типусов. С самого начала. Пока ни страна во всех аспектах не зашла в глубочайшую задницу, ни начались смутные времена, ко всему прочему, окрашенные кровью.

Дорого давшиеся – рождения и смерти нынешних дней.

Судя по всему, у любой власти должна умереть уверенность «пипл все схавает». Необходимо, чтобы понимание наличия в Украине ГРАЖДАНСКОГО МНЕНИЯ, которое может выражаться массово, длительно и непреклонно, причем, результативно – зарубили себе хоть на носу, хоть на лбу все наличествующие, потенциальные и будущие власти любых форм.

Есть доказательства того, что у общества умер глобальный, присущий всем посттоталитарным обществам, страх. Об этом подумалось, когда увидела, как после снайперских пуль и пожаров, и лежащих на асфальте и брусчатке погибших, таких же как ты (просто на этот раз была «не твоя» пуля, случай, не более) – люди не покидали Майдан, добирались сюда. И на Михайловскую (тыл, но очень ближний), воду, бинты, еду подвозили – не какие то «организованные транспортировщики для каких-то боевиков», а мы с вами, для нас с вами.

По всей стране, в городах и селах которой ответственность за жизнедеятельность, поддержание порядка, брали и берут местные депутаты совместно с громадой; нормальные менты – совместно с гражданской, иной раз, как в микрорайонах Киева, по-соседски, а не политически образовавшейся самообороной, рождается новое, сверхценное. Мы – отвечаем за улицу или село, поселок, город. Это, рожденное, должно жить и в условиях, которые, будем надеяться, экстремальными не будут. Перенестись на ответственность голосования за власть на местах? На всю страну?..

Без органов управления, пока временных – не обойтись. И, неуместней, противней и бесплодней всего – видеть сегодня в Инете безопасно-истерические рассуждения на тему: «мы умирали для того, чтобы спикером стал такой-то?». Поставьте любые фамилии, перечислите любые посты, на которые в эти дни проснувшимся парламентом проголосованы исполняющие обязанности координации тех или других неотложных функций жизнедеятельности государства.

Никто не победил. Если иметь ввиду политсилы. И будет (дай, Бог, чтоб было) куча времени, чтобы обсасывать тонкости кандидатур и хитросплетений их продвижения.

Но если – вот уж действительно, карточный домик того, что считало себя могучей властью, рухнул, отметившись омерзительными побегами с погрузкой чемоданов из инкассаторских машин, а пред этим, пытаясь удержаться на плечах убитых граждан – то что делать?

Пытаться жить и выжить. Стране, которая от уличных комитетов порядка до восприятия себя в целом – переживает и смерти, и рождение. С условием – рождать возможность жить по-другому, приемлемо и цивилизованно.