Улица Ленина

Появление в Днепропетровске специальных полос, по которым могут проехать сильные мира сего — разумеется, на улице с односторонним движением, как же иначе — еще одно свидетельство того, что чиновничество и номенклатура, обязанные служить своему народу, в эпоху Януковича окончательно уверовали в свою безнаказанность и в возможность общаться с согражданами как с крепостными.

В других странах дискуссия о специальной полосе — это всегда дискуссия о возможностях общественного транспорта, «скорой помощи», полиции и других служб чрезвычайного назначения. Даже в Москве, прославившейся своими «мигалками» и активным общественным протестом против чиновничьего хамства, одним из первых решений нового мэра Сергея Собянина стало выделение специальной полосы для автобусов и троллейбусов. По поводу этой инициативы продолжаются дискуссии, как и спецполоса в Днепропетровске она приводит к «пробкам», но вот что важно: в Москве хотят, чтобы по специальной полосе ездил троллейбус, а в Днепропетровске — чиновник.

Даже в странах с ярко выраженными авторитарными тенденциями у чиновников, как видим, есть хоть какое-то представление о нормах поведения и они понимают, что кроме них на дорогах есть еще какие-то люди, тоже опаздывающие на работу. Но почему об этом должен думать украинский хозяин жизни, прекрасно осведомленный о том, как главный хозяин и хозяева помельче добираются на работу в Киеве, блокируя все движение в огромном городе и не обращая внимание ни на какие полосы и правила? И если киевские «людишки» все проглатывают, то почему должны возмущаться днепропетровские?

То, что главная специальная полоса в Днепропетровске проходит по улице Ленина — тоже символично. В конце концов, именно революционная деятельность Владимира Ильича привела к созданию режима «Скотного двора», в котором всегда находятся «более равные» животные, уверенные, что им можно намного больше, чем всем остальным и что даже правила дорожного движения могут переписываться под потребности нескольких машин, которым так удобнее заворачивать в гараж гориосполкома или других органов власти.

Раньше это называлось советской властью, теперь — почему-то — демократией. Но как бывший житель днепропетровской улицы Ленина, хорошо знакомый с повадками избранников судьбы во времена, когда им еще не приходилось изображать из себя больших демократов, замечу — это все та же советская власть.

Виталий Портников