У партии власти не поднимается некая часть тела

Интересно, тотализатор и далее принимает ставки у тех, кто хочет угадать, будет ли разблокирован украинский парламент? Во всяком случае, можно принести легкое (игра есть игра) соболезнование азартным, поставившим на то, что Рада начнет работать 19 февраля. По поводу ставок – без шуток, есть информация, что ведущая британская букмекерская контора Willtam Hill в минувшие выходные активно принимала «вложения»: одни ставили на то, что власть разблокирует парламент именно во вторник, другие – хотели выиграть пари, основываясь на вере в стойкость оппозиции нашей страны. В подобном тотализаторе нет обидного, принято ставить не только на результат футбольного матча либо победу скакуна на бегах, но и, к примеру, на то, кто станет президентом США. Ну, а мы, граждане Украины, «поставившие» на оппозицию без тотализатора, поставившие намного большее, чем несколько купюр – кажется, кое-что выигрываем.
blokada vr

Естественно, радоваться следует не тому, что высший законодательный орган отечества третью неделю парализован. А тому, что оппозиция не идет на «подковерные» компромиссы в простом, но краеугольном вопросе: Рада будет «озаконивать» общество по четко изложенным правилам, и, только добившись этого, можно двигаться вперед, бороться за принятие решений, нужных обществу. Удовлетворение может принести и то, что режим, ранее не стеснявшийся в средствах, не решился (пока) на силовое разблокирование, проще сказать, гнусную бойню. По целом ряду причин не решился. И это говорит о шакткости позиции всем осточертевшего янучарства. Есть смысл привести формулировку лидера «Свободы» Тягныбока: «власть поняла, что с мнением оппозиции нужно считаться, и что без личного голосования парламент работать не будет».

Во вторник СМИ пестрели заголовками, в которых безоговорочно сообщалось: Верховная Рада приступает к работе; оппозиция и власть договорились; и даже – оппозиция сдалась большинству. Во вторничных кулуарах Лукьянов, не моргнув глазом, сообщали журналистам: «оппозиция согласилась уже завтра разблокировать Раду и принять предложения Партии регионов». Так говорили и другие регионалы. Все это, и заголовки, и победные комментарии – оказывались и оказались враньем. Какие предложения ПР в данном случае возможно принять оппозиции, настаивающей на исключительно индивидуальном голосовании, и, главное, на том, чтобы декларации о нем были подкреплены узаконенным механизмом выполнения риторики, которая, в противном случае, пуста?

Это, конечно, в какой-то мере удивительно, что норма об индивидуальном голосовании, изложенная в Конституции и регламенте, потребовала еще каких-то дополнительных законов. Но это – наша реальность. Механизм (сенсорная кнопка; поднятие рук; еще какие-то действия, которые невозможно произвести одному за десятерых) и вправду в вышеупомянутых документах не описан. Что ж, значит, пришло самое время его выбрать и закрепить.

Вот и совещались представители фракций в кабинете спикера, раунд за раундом (с начала блокирования эти бесплодные раунды уже сложно подсчитать). Последние во вторник, поздневечерние переговоры принесли, как выяснится далее, не решение об открытии сессии, а рассмотрение требования оппозиции: письменная регистрация депутатов на утреннем и вечернем пленарных заседаниях; объявление спикером об отсутствующих и блокировка их карточек для голосования. Формулирование в законе положений о санкциях к тем, кто все же проголосует «за того парня», вплоть до уголовной ответственности. Утверждение законов, где все это будет, подписание их Януковичем, и тогда – к можно приступить к работе Рады. Впрочем, даже эти положения, будь они приняты, по справедливому мнению оппозиции, не исключают возможности мошенничества с волеизъявлением нардепов. Есть сведения – на руках у партии власти около ста фальшивых дубликатов карточек, которые по преступному приказу изготовил парламентский секретариат.

Но и не в этом – главная заковыка. Пока не протестирована технически на пригодность, не починена (если это необходимо), электронная система голосования, оппозиция заявляет, что и за положительные изменения в регламент придется голосовать поднятием рук. И тут – «стоп, машина». Регионалы застыли в позиции «пойтить на это не могем». И становится прозрачно понятным то, на чем они стоят в нынешнем затяжном парламентском кризисе. Отказом от поднятия рук они (не отдавая себе отчета в том, что расписываются в непреложной для них необходимости действовать вне законов) «заявляют», что на самом деле – выступают против индивидуального голосования. Режим не может существовать и творить в свою пользу при этом простеньком, законном условии. Ну, не поднимается у режима, и все тут. (Никакого непристойного намека я не допустила. И вправду – не поднимается достаточно важная часть тела. В данном случае, рука).

Среда, перевалило за полдень. По прежнему «нанизываются» нескончаемые раунды переговоров у Рыбака. В зале, где оппозиционеры как блокировали, так и блокируют президиум и трибуну, беспричально баражжируют нардепы от прорежимных фракций, растерянные самовыдвиженцы (о последних, кстати, депутат-мажоритарщик «Батьківщини» Михаил Хмиль сказал мне, отмечая изменение парламентской атмосферы: «многие из них демонстрируют поддержку наших действий»).

В чем – непреодолимое препятствие разблокированию Рады? Да, именно в этой «мелочи», которая оказалась для режима воистину крупнокалиберной: введении индивидуального голосования не на словах, а на деле. Александр Турчинов комментирует ситуацию журналистам: «они (партия власти – В.А.) хотят по-прежнему заниматься мошенничеством, опять ищут возможности протягивать законы голосами других людей. Регионалы голосовать руками сегодня считают для себя неприемлемым, какими-то другими предметами голосовать тоже не предлагают».

Ну, отчего же? У достаточно сдержанного главы фракции ПР Александра Ефремова, после вечернего вторничного совещания, в кулуарах вырвалось весьма эмоциональное заявление: «мы готовы голосовать любым способом. Хоть головой об стенку биться»…

А и вправду, на виду у граждан и всего мира, отказываясь от предписанного Конституцией реального персонального голосования, остается только биться лбом о твердые поверхности. Так делают загнанные в тупик.

Впрочем, совещания среды принесли внешне неожиданный (эх, очень даже предполагаемый, что и говорить) поворот. Прошла ночь, и партия власти попросту отказалась от внесения изменений в регламент, на которые вроде бы устно соглашалась вечером. Что случилось под покровом тьмы? Прозвучало что-то вроде «артиллеристы, Янык дал приказ!»? Даже если это так, то ситуация еще раз свидетельствует о растерянности властей. Потому что блокирование парламента тянется две недели, и за это время можно было тысячу раз выработать окончательную позицию. Пусть даже антидемократическую, антиконституционную, но такую, которая как в данном противостоянии у оппозиции – каждый день остается неизменной. Ведь такие метания, отказ от своих слов через

несколько часов, еще и еще раз выставляет режим в невыигрышном свете. Вот и вынужден председатель регламентного комитета регионал Владимир Макеенко в среду отшучиваться журналистам: мол, «не было определено, какой рукой голосовать, правой или левой». Да уж, смех сквозь слезы. А слезы антинародного режима – что и говорить, гражданам сладки.

Леонид Кравчук (нет, никто не забыл, как он на определенном этапе стал подыгрывать Януковичу, хотя бы вляпавшись в так называемую Конституционную ассамблею; но ведь никто и не возразит, что Леонид Макарович умен, да и обладает обостренным политическим чутьем) говорит прессе, что «нежелание Партии регионов голосовать лично и приходить на работу в парламент, является одной из причин падения рейтинга этой политической силы». Следует заметить, как причиной, так и следствием целого ряда причин, воздействовавших и воздействующих как на избирателей, так и на политиков. Вот, многие политологи говорят, что один из поводов, по которому партия власти панически боится любого способа индивидуального голосования состоит в том, что такое волеизъявление наглядно продемонстрирует: у ПР нет и в помине стойкого большинства, 226 голосов.

Правда и то, что даже законодательно утвержденные положения об индивидуальном участии в законотворческой работе – все равно требуют выбора механизма для их реализации. Партия власти шокирована предложением оппозиции: как вариант – сканирование отпечатка пальца или сетчатки глаза. Кстати, падать в обморок не от чего. Эти меры, называемые биометрической системой индентификации, не считаются антигуманными, нарушающими права человека. В мире ими пользуются некоторые крупные фирмы: определенное помещение открывается только подобным сканированием, потому что проникновение туда злоумышленника ставит под угрозу сохранность коммерческой тайны, ноу-хау. Те, кому есть что положить в сейф, считая это очень ценным, устанавливают такую систему и в частных жилищах, для открытия сейфа лишь тем человеком, который имеет на это право. Испугаться подобной идентификации может только личность из анекдота, который повествует вот о чем. Новоявленный олигарх отстегнул меценатский взнос на обнищавший театр. Директор заведения не знает, как угодить благодетелю: «Да мы – Вашу тещу на роль Джульетты возьмем, да что там – Ваше имя в фойе золотыми буквами, и портрет-барельеф!». А меценат ответствует: «Ну, с портретом ты лишканул, я ж в розыске». Ах, параллель-параллель…

Не стоит углубляться в технические детали. Но реальный механизм обеспечения индивидуального голосования, должен быть согласован и введен. Кажется, чего проще – обсудить такой механизм, пригласить «аполитичных» специалистов, и, думается, на тестирование электронной системы и дополнительную защиту ее от мошенничества, много времени не потребуется. А за это – так или иначе проголосовать, ручками, ручонками. И – пусть работает Рада, рассматривает, принимает или отвергает, то, что «горит».

А кстати – что именно, так сказать, горит сейчас, требуя немедленных парламентских решений? Проклюнулась новая (извините за сленговое выражение) «мулька». Анна Герман, со свойственной ей маской пророчицы на лице, говорит в парламентских кулуарах: «оппозиция стала орудием еврокомиссаров, которые не хотят видеть Украину в ЕС»; «препятствует принятию стратегических документов». Это надо понимать, о проекте, который ВР планировала принять к саммиту Украина-ЕС, назначенному на 25 февраля. Да, существует документ под названием «О реализации евроинтеграционных стремлений Украины и подписании Соглашения между Украиной и Европейским союзом». Но взглянемте на ситуацию внимательней. Если бы зловредные «еврокомиссары» постановили не пущать нашу страну в объединенную Европу, то они бы не проводили столько встреч, не пытались из раза в раз подвигнуть киевский режим следовать общеевропейским демократическим правилам. (Как по мне – то слишком долго на что-то надеются, не решаются пока сформулировать: «убеждения исчерпали себя. Разговор с Украиной продолжим, когда в ней сменится власть»). И, если ЕС нужен повод, чтобы отказать Украине в сближении, то таких поводов – более чем достаточно. Это раз. Бумажка о «реализации стремлений», без попыток приступить к выполнению 19 пунктов, озвученных структурами Евросоюза, не устранив замечания, имеющиеся в них – не весит ничего. Да еще – тем паче, если она будет принята в условиях, позволяющих предполагать мошенничество с голосованием. Это два. Но есть и «три», достаточно острое. Буквально сегодня, во вроде бы согласованный на совещании руководства фракций документ, ПР потребовала

внести существенное изменение. Вместо «обеспечить выполнение положений и рекомендаций», написать: «обеспечить максимальное учтение». Знаете ли, «максимум» — он у каждого свой, очень растяжимое понятие. И, в общем, подобная поправка равна житейской ситуации. Вместо «завтра я женюсь на тебе», сказать «я учту твое желание, чтоб я на тебе женился».

Ну, а если говорить о том, что из-за вынужденного простоя Рады (вынужденного! Потому что парламент должен либо работать по закону, либо уступить место новоизбранному, готовому работать по законам) страна страдает от неутверждения острых социально-экономических документов – так это вряд ли. Потому что именно в условиях невозбранного кнопкодавства по отмашке и собирается режим немедленно «проштамповать» весьма ущемляющие людей документы.

Вечер среды. Завершился (безрезультатно) очередной «совящанс» у Рыбака. Участвующие в нем оппозиционеры сообщили, что впервые не назначено встречи для продолжения разговора. Парламентский кризис, как подброшенная монетка, «завис в воздухе на ребро»? Блокирование продолжается, в том числе, и ночное дежурство в зале. Возможны любые повороты сюжета.

В начале сегодняшних заметок сказала: кажется, мы, граждане, желающие жить в стране, где власть подчиняется законам, в выигрыше. Продолжу – на грани фола: в выигрыше даже в том случае, если ночью со среды на четверг режим даст отмашку силовой атаке на тех, кто всего лишь последовательно защищает действующее законодательство. Потому что подобный гипотетический поступок – может стать лишь здоровенным (если вообще, не последним) гвоздем в крышку гроба режима.

По вечерам у регионалов сдают нервы. Во вторник Ефремов был готов «биться головой об стенку». А в среду – понесло Герман. Она заявила журналистам Фокуса: «Мы поставим оппозицию на место. Пусть народ посмотрит, поймет, кто стоит перед ним, а после этого мы за час, за один час, наведем в стране порядок». Как известно, навести порядок, даже в положительном, негермановском смысле, за один час можно только с помощью танков. Что ж, народ смотрит. Народ – и вправду, «посмотрит, поймет». И кажется, что нет у режима этого одного часа, необходимого для наведения «их порядка».