Формат ожидания

«У нас нет «плана Б на случай, если подписание не состоится«, — отметил европейский комиссар по вопросам расширения и соседства Штефан Фюле на пресс-конференции по итогам заседания совета по сотрудничеству Украина – Евросоюз. Господин Фюле, конечно же, лукавит. Может быть, у него самого и нет «плана Б» в случае, если подписание соглашения об ассоциации Украины с ЕС сорвется – для еврокомиссара, занимавшегося ассоциацией все последние годы, это станет серьезным ударом. А в европейских столицах «план Б» обсуждается все серьезнее, и вовсе не потому, что там страшатся «ухода» Украины в российскую сферу влияния – во-первых, при Викторе Януковиче это вряд ли произойдет, а во-вторых, никакой такой сферы, по сути, и нет, а посему европейцев, напротив, сейчас пугают последствия намечающегося экономического кризиса в России, а вовсе не экспансионистские намерения практически уничтожившего собственную промышленность отсталого сырьевого государства. «План Б» — это сам формат отношений с Украиной после подписания или неподписания соглашения об ассоциации. Провал евроинтеграционных перспектив Киева вряд ли застанет ЕС врасплох.
azarov gilmor fjule

Мы и сами прекрасно понимаем кричащую неготовность украинского государства – и украинского общества – к европейской интеграции. Государство – коррумпированное, клановое, олигархическое. Я вообще не верю ни в какую интеграцию с олигархами, и пока последний из них не отбудет на Лазурный берег или в места не столь отдаленные – никакой Европе не бывать. Общество – отсталое, косное, разложившееся в годы двойной морали социализма и последующих десятилетий. Да, в этом оно не сильно отличается от обществ бывших соцстран, уже присоединившихся к Евросоюзу, но разница в другом: оно агрессивно в своей отсталости и хочет преподнести ее как набор ценностей. И в этом украинское общество ничем не отличается от российского, а вовсе не от европейского.

Так что это – трудный сосед. В случае подписания соглашения об ассоциации парадигма отношений с Украиной ясна: сотрудничать и ждать продвижения вперед. Экономических и политических реформ, нравственного выздоровления, новых поколений украинцев, которые спустя десятилетия смогут привести страну в Евросоюз. А что делать, если соглашение провалится? Понятно, что тоже ждать. Того же, но в меньшем масштабе – чтобы спустя несколько лет вновь вернуться к подписанию соглашения об ассоциации. Евросоюз ничего не теряет – просто интеграция Украины замедлится еще лет на 20-30, в истории это не срок.

«План Б» — это просто формат такого ожидания. Вот что важно обсудить европейцам на случай провала. И если такого плана у господина Фюле сегодня нет, уже завтра его проинформируют о наличии.