Фронтовой визит

Визит украинского премьера Николая Азарова в российскую столицу проходил в обстановке, которую можно назвать приближенной к фронтовой. Даже при Викторе Ющенко и Юлии Тимошенко переговоры не проходили в столь непростой обстановке.

Российская сторона была явно оскорблена и возбуждением уголовного дела против Юлии Тимошенко, и намеками «регионалов» на причастность к этому делу Владимира Путина, якобы использовавшего личную зависимость бывшего премьера от России для подписания невыгодного Украине контракта, и, наконец, письмом Азарова Путину, сам факт появления которого – не говоря уже о тональности – был расценен российской стороной как настоящий вызов. Азаров ехал в Москву без всякой надежды договориться с Путиным – и был вынужден выслушивать от российского премьера слова о правомочности формулы, разработанной им с Тимошенко. И о том, что никакой замены составляющих в этой формуле не будет. И что газойль – это так и надо, это есть в соглашениях со всеми европейскими странами.

Но сказать, что Азаров «просто так» выслушивал путинские замечания было бы большим преувеличением. Он отвечал – и отвечал жестко. На пресс-конференции в присутствии российского коллеги он выражал надежду на скорое присоединение Украины к зоне свободной торговли с Европейским Союзом. Между прочим, это именно то, чего Путин не хочет, то, что он пытается заменить Таможенным союзом. И вряд ли московская радость украинского премьера по поводу скорого нахождения взаимопонимания с Европой подвигнет Путина к поиску компромиссам. Никакие слова о поиске модели одновременного – наглость-то какая! – взаимодействия с Таможенным союзом – этого раздражения уже не сгладят. Мне это напомнило приезды прибалтийских лидеров, накануне вступления своих стран в НАТО утверждавших, что их решения никак не направлены против Москвы. Надеюсь, никто не считает, что российское руководство это каким-то образом убедило. Так что любые рабочие группы по газу – это уже для отвода глаз, чтобы никто не смог заявить о неудаче визита и ухудшении отношений.

А я заявляю. И интересуюсь, что дальше? Нет реформ – и нет кредитов. Нет компромисса с Россией – и нет удешевления газа. Виктор Янукович – первый украинский президент, который не хочет проводить реформы и одновременно не хочет идти на уступки Москве. Николай Азаров – первый украинский премьер, ухитряющийся одновременно «советизировать» экономику и раздражать Путина. Это какая-то особая внешняя политика, моему пониманию уже недоступная. Это все потому, что в Советском Союзе я жил, в постсоветской Украине я жил. А в Северной Корее с ее опорой на собственные силы и травой на завтрак я не жил. Пока.

Виталий Портников