Цена их победы

Уже сегодня можно констатировать, что основным риском президентской кампании в Украине является непризнание одной из сторон результатов голосования. К сожалению, сигналов для развития другого сценария — с цивилизованной борьбой за высшую власть и толерантным финальным рукопожатием победителя и проигравшего — элиты за истекшие пять лет не дали.

jati

Более того, последние две недели стали дополнительным поводом для опасений. Так, рейтингоносец Виктор Янукович заявил, что проигрышного дубля-2004 не будет, а глава его избирательной кампании Николай Азаров предупредил: если результаты выборов кардинально не совпадут с растущим рейтингом лидера, у регионалов будет железный повод говорить о фальсификациях. Тем самым Азаров прямо намекнул не только на решительный настрой своей политической силы, но и на то, что в законе о выборах президента (напомним, единодушно принятом бютовцами и регионалами в августе), таки есть скрытые резервы для корректировки сторонами результатов голосования. Точнее — для фальсификаций.

БЮТ, со своей стороны, также успел оповестить общественность о намерении «Регионов» заняться математикой формата-2004. Но цепляет другое: Юлия Тимошенко, обращаясь к нации по случаю Дня свободы, отозвалась о своем главном оппоненте Викторе Януковиче как о человеке, который — внимание! — «дважды с перепуга самостоятельно сдал пост премьера и один раз — президента». Чем не просто исключила из истории оранжевой революции волю народа, но и предупредила: она свою победу «не сдаст». Точнее, защитит.

На самом деле безапелляционность заявлений основных претендентов в гаранты Конституции 46-миллионной страны дает повод уже сегодня остановиться на ключевых точках кампании, где команды кандидатов намерены ковать и защищать свою победу.

Разбираться в этой истории помогали заместитель председателя Центральной избирательной комиссии Андрей Магера, а также глава Верховного суда Украины Василий Онопенко. Что касается позиций рейтингоносцев кампании, то ни глава штаба БЮТ Александр Турчинов, ни главный менеджер кампании «Регионов» Николай Азаров пока не нашли времени пообщаться с «ЗН» на эту щекотливую тему.

Технологии успеха

Мы не можем делать никому во вред себе.

В.Черномырдин

Прежде чем погрузиться в мутные воды партийных штабов, позволим себе ремарку в адрес многострадального закона о выборах президента. По сути, главной технологии успеха его политических родителей — «Регионов» и БЮТ. Правда, с как всегда остроумной поправкой Черномырдина, вынесенной в эпиграф. Историю этого документа успели узнать не только в Конституционном суде Украины, но и во все отдаляющейся от Киева Европе. Свои настойчивые письменные рекомендации дала местному законодателю Венецианская комиссия. Но если запрет КСУ в отношении ряда норм (отказа в праве избирать не пребывающим на консульском учете за рубежом; требования к кандидату в члены избирательных комиссий проживать на территории округа или участка; отказа избирателю в рассмотрении судебного иска по прошествии двух дней после его подачи) сегодня — закон, то пожелания комиссии и президента — пустой звук. ВР во вторник усилиями той же ПР и части БЮТ дружно проигнорировала все 384 поправки второго чтения. Теперь знающие люди бьются об заклад, что тема изменения правил игры избирательной кампании закрыта. Еще более просвещенные продолжают настаивать: действующие правила не гарантируют честных выборов.

Когда в Раде еще шла работа над законом о выборах президента №1616, некоторые члены ЦИК входили в рабочую группу профильного парламентского комитета, — говорит заместитель председателя Центральной избирательной комиссии (ЦИК) Андрей Магера. — Когда комитет был уже практически готов вынести в зал на второе чтение системный европейский закон, на заседание пришли представители известных фракций и заявили, что у них свое политическое видение на этот счет. А вы можете быть свободны.

Прошло три месяца, и парламентарии снова отклонили документ, который мог усовершенствовать этот закон — привести процедуры президентских выборов к нормам парламентских, схема которых более прогрессивна. Увы. Несмотря на то что КСУ запретил откровенно неконституционные нормы закона о выборах президента, там остались моменты, которые ну никак не вяжутся с проведением демократических выборов. Один из них — возможность корректировать списки избирателей в день выборов.

Эта норма присутствовала в джентльменском наборе фальсификаций в 2004 году. Ее удалось изъять из закона о парламентских выборах. Во время избирательных кампаний 2006—07 гг. было запрещено вносить изменения в списки за два дня до голосования. Речь о кардинальных действиях, когда вписываются или вычеркиваются фамилии. Что касается мелких исправлений, то закон не запрещает этого делать. Однако на президентских выборах идеологи закона решили наступить на те же грабли. На самом деле у избирателя достаточно времени, чтобы прийти на участки до выборов и проверить наличие своей фамилии в списке. Государство — не нянька. Здесь речь о личной ответственности. И менталитет, о котором любят в этой связи рассуждать известные сторонники этой нормы, здесь ни при чем.

Но те же «Регионы» апеллируют к некачественному реестру избирателей. Глава ЦИК Владимир Шаповал подтверждал саботаж на региональном уровне. Низкий процент готовности реестра шокировал еще летом.

Реестр действительно не идеальный. Но нельзя впадать в крайности и говорить, что он плохой. Да, есть ошибки, но поверьте, на этих выборах списки будут намного качественнее, чем в 2007 году. Почему я против корректировки списков в день голосования? Во-первых, мы подрываем авторитет государственного реестра. Зачем тогда его вообще было составлять и тратить на это деньги? Во-вторых, в законе понятия «избирательный адрес» и «адрес места проживания» — разведены. Да, в большинстве случаев они совпадают. Но иногда нет. Поэтому гражданин, вдруг изменивший свой избирательный адрес, может проголосовать дважды — как по месту прописки, так и по новому избирательному адресу. Учитывая находчивость штабистов и известный опыт с теми же открепительными удостоверениями, можно только догадываться, сколько сторонников той или иной политической силы в срочном порядке уже меняют свои избирательные адреса. Разобраться же с нарушителями в день голосования на участке или даже в суде — нереально. Сейчас в реестре примерно 36,5 миллиона избирателей. Так что сильно не удивляйтесь, если в день голосования их окажется 37 миллионов.

Какова степень готовности реестра сегодня?

На «четверку» по пятибалльной шкале. Информация идет из разных источников, начиная от органов местной власти и заканчивая правоохранителями. К тому же органы ведения реестра часто не имеют средств, чтобы уведомить избирателя о необходимости явиться и согласовать нужные вопросы. Получается некий замкнутый круг. С одной стороны, критикуемый отдельными политиками «несовершенный реестр», с другой — глубокая заинтересованность политических сил в такой его «несовершенности».

Как в поводе к обжалованию результатов в суде?

Безусловно. При этом не забывайте, что серьезные финансовые проблемы у ЦИК. На сегодня это основная причина, которая может поставить под угрозу весь избирательный процесс. Я не хочу думать, что кто-то преследует цель сорвать выборы. Но бюджет на 2010 год не принят. Политики пообещали его только в феврале. Тогда позвольте спросить, кто и как будет платить зарплату сотням тысяч членов избирательных комиссий по всей Украине? В то же время никто не может обязать Кабмин издавать полулегитимное постановление о выделении средств. Тем более, на фоне экономического кризиса. Поэтому ларчик может открываться просто, — заключил Магера.

Пока эксперты высказывают свои последние «фи» в адрес законодательной и финансовой основ развернувшейся кампании, в штабах основных кандидатов завязывают ее последние стратегические узлы — от эффектной походки лидера на телеэкране для миллионов до его (ее) заочной уверенности в каждом конкретном члене избирательной комиссии, которым, собственно, и предстоит выигрывать выборы.

За полтора месяца до голосования публичные позиции лидера ПР выглядят определенно сильнее. Оппозиция, экономический кризис, даже грипп (!) отполировали образ этого задержавшегося на властном Олимпе политика. Тенденцию роста рейтинга фиксируют практически все социологические компании. Понятно, что в этой истории для Януковича главное — сохранить тенденции. Или зафиксировать уже обнародованную цифру. Как публично, так и технологически отстоять ее в день голосования. Для этого нужна команда и деньги.

Однако четкая технологическая вертикаль на Липской сегодня отсутствует. Ни один из опрошенных автором регионалов не назвал фамилию реального начальника избирательного штаба, в руках которого сходится вся организационная цепочка. После жесткого менеджмента Джарты в 2006-м (ныне задвинутого лидером в Крым), нервного руководства Колесникова в 2007-м (ныне утонувшего в креативе), нынешние подвижки Клюева, ориентированные в основном на избирательные комиссии, на фоне его стабильных и всем известных контактов со штабом БЮТ для многих в Киеве выглядят не совсем понятно. При этом Андрея Петровича вряд кто-то искренне осуждает. Раскладывать яйца в разные корзины с некоторых пор в «Регионах» принято.

«Никто до конца так и не понимает, в чем наш секретный план, — рассказывает регионал, пожелавший остаться неизвестным. — Ситуативно перед каким-то важным голосованием нас немедленно обзванивают. Но нет ни стратегии, ни тактики. Процветает двурушничество. Региональные конфликты притушены. Это еще хуже. Ровеньки, Харьков, Крым, Сумы, Черкассы… Внутренняя неудовлетворенность не позволяет людям полностью выложиться на выборах. Такое впечатление, что у Виктора Федоровича жажда человеческого реванша затмила политическую мудрость. По большому счету, никто не понимает, что получает партия после его победы на выборах. Никто не знает точно, к чему в итоге лидер стремится — к мировому господству страны или к тихому проживанию на Банковой».

Регионалы признают также, что ситуацию усугубляет острый финансовый кризис в стане ключевых спонсоров, посадивших кампанию на ресурсы местных элит. Те, в свою очередь,  растянулись в шпагате между президентскими и намеченными на май местными выборами. Ориентироваться исключительно на лидера не получается. Своя рубаха традиционно ближе к телу. Поэтому одни местные бароны выжидают с основной ставкой, другие – договариваются с теми, с кем придется делить власть.

Многие регионалы считают, что такой расклад вряд ли способствует продуктивной работе всей штабной технологической вертикали. Армия членов комиссии и наблюдателей до сих пор не получила уверенности в стопроцентном деловом предложении — «сухом белье и горячем чае». Центральным штабом поставлены под сомнение инициативы по делегированию наблюдателей в Западную Украину. Там почему-то решили, что карпатские коллеги обойдутся своими силами. Возможно, и обойдутся. Вообще без ПР. Так, к примеру, в Ивано-Франковской области насчитывается три тысячи членов партячейки «Регионов». Комиссий — 1200. По два представителя — уже 2 400. Плюс по два наблюдателя. Уже пять. Не склеивается защита.

В то же время, по свидетельствам других источников в ПР, совсем немногие партийцы осведомлены об истинной ценности нешумной технологической деятельности  Андрея Клюева. В пример приводят его подход к работе с окружными и участковыми комиссиями, куда люди Андрея Петровича и доставляют нужные для поддержания лояльности суммы. Что, кстати, на фоне расточительности БЮТ, разбрасывающего свои финансы в региональные партийные организации, где часть из них оседает, выглядит вполне перспективно. Как, впрочем, и практика Клюева доводить до окружных и избирательных комиссий реальные планы. Чего опять-таки не практикует БЮТ спустившей, к примеру,  Черниговской области задачу на второй тур — 85%!  Что ж, Юлия Владимировна всегда предпочитает абсолют. Только вот члены комиссий под таким прессом часто подстраховываются поддержкой других, более адекватных в своих стратегиях политических сил. Ведь план не сделал — работа не оплачивается. А если план нереален? Тогда можно переметнуться и заработать гарантированно…

Если говорить в общем о делах в штабе лидера БЮТ, то одной из ключевых задач Тимошенко является наращивание рейтинга. Как публичного, дабы не распугивать инвесторов и носителей админресурса, так и технологического, гарантирующего защиту нужной цифири в комиссии. Здесь у Юлии Владимировны есть козыри.  Согласитесь, иметь предвыборный штаб в главном исполнительном офисе страны на Грушевского — неслабая привилегия для кандидата в президенты и его политической силы. Запустить же руку в бездонный бюджетный карман, пусть даже под прикрытием повышения зарплат библиотекарям, учителям и головам сельсоветов — еще более непыльное занятие. Ну, а правильно работать с кадрами государственных предприятий — вообще одно удовольствие.

Так, на днях в одном рабочем городке Донецкой (!) области доверенное лицо кандидата Януковича пригласило избирателей на встречу в Дом культуры одной из местных шахт. Пожилые люди два часа стояли на холоде, в то время как директор шахты… «динамил» доверенное лицо Януковича. Мотивация железная. Сегодня все государственные угольные предприятия на дотациях, и прекрати Кабмин их спонсировать, голодные бунты «генералам» обеспечены. Таким образом можно признать, что админресурс в руках нынешнего премьера и ее не менее находчивого окружения творит чудеса. Чем, по идее, делает кампанию Тимошенко на фоне  действий  Януковича более технологичной, к тому же группирует команду премьера, в отличие от «Регионов», четко знающую в чьем кулаке сердце победы. Однако рейтинги… Объявляемый разрыв бьет по чутким местам админресурса. Шепоток об уходе в отпуск на дни голосования и подсчетов голосов все слышнее…

В остальном технологии штабов основных оппонентов отражаются как в зеркале. Принцип формирования комиссий, который Венецианская комиссия назвала непрозрачным, оставляет достаточно возможностей для маневра. Политические гиганты, тотально контролирующие «свои» регионы, не только паразитируют на представителях начинающих кандидатов, тайно перевербовывая их  за «символическое» вознаграждение, но и пользуются квотами технических кандидатов. У Тимошенко таких 1,5. У Януковича — 2,5 (с «половинками» еще ведутся переговоры, ибо у одного загорелась звездочка, у другого спонсоры торгуются). Штабы также ведут открытые переговоры с местными властями, пытаясь в формате выгодных всем договоренностей, заложить основу для будущих местных союзов.

Пострадают опять-таки начинающие кандидаты. Если, к примеру, на участке в небольшом городке 1000 избирателей, к 20.00 проголосовало 300 человек, из них 30 — за кандидата «Х» — 10%. После закрытия участка проголосовавших может стать в два раза больше, если члены ЦИК договорились и разделили «бонус» между лидерами. Только процентов у кандидата «Х» станет в два раза меньше. Рассказывают, что в 2007 году таких договорных участков с высокой явкой было около 30%. Специалисты утверждают, что сложнее всего фальсифицировать результаты в городах 250000 +. Таковых 44.

А вот село, где проживает 32% населения — раздолье для «пильбы» лобзиком. Вряд ли проживающие на одной улице «разноцветные» бабушки не договорятся. И вряд ли поселковый голова,  получивший, к примеру, прибавку к жалованию и полномочия от Кабмина, не сориентирует направление мысли членов комиссии. На самом деле, способов фальсификаций множество. Однако делают их эффективными не только их организаторы, но и исполнители…

Средства защиты

«Если уж не быть обласканным судьбой, то хотя бы судьей»

М.Мамчич

Итак, в качестве боевого антуража любая из недотянувших во втором туре сторон может блокировать ЦИК, Верховную Раду, собрать Майдан… Тем не менее ключевая возможность «не сдать» победу — в решении суда. Здесь вероятны варианты. «Скорее у БЮТ, — сетуют в ПР, намекая на ВСУ. — Сегодня, несмотря на то, что наш Кивалов сидит в кресле главы профильного комитета ВР, мы не можем предъявить ни одного внятного судебного решения, которое бы обнаруживало мускулы ПР. В то время как в арсенале БЮТ и СП — целые войны с нужными решениями и президентскими указами».

Согласно закону, защиту в суде кандидаты могут строить по двум направлениям: на уровне Киевского административного апелляционного суда, а также других местных админсудов, оспаривая результаты выборов на конкретных избирательных участках. Выборы могут быть признаны недействительными в случае нарушения 10-процентного люфта при сопоставлении количества бюллетеней и автографов в списках. Но проигравший вряд ли станет играть по мелочам. При этом ключевой иск кандидат или любой другой субъект выборов может подать, оспорив решение ЦИК, только в Высший административный суд Украины. Как в суд первой и последней инстанции. Без права на апелляцию либо кассацию.

Страна, президент которой может нелегитимным указом распустить парламент, а премьер не дать денег на выборы или публично объявить о том, что не будет выполнять закон, не перестает мысленно возвращаться в 2004 год. Обсуждение вероятности появления подобного судебного иска на столе у главы Верховного суда подогревается еще и внутрипартийными разборками. На этот раз внутри БЮТ, юристы которого мертвой хваткой сцепились в борьбе за сферы влияния в судах.

И все-таки существуют ли основания, которые могут позволить оспорить результаты голосования?

Возможно ли рассмотрение Верховным судом Украины иска, в той или иной форме оспаривающего результаты голосования, поданного проигравшей стороной?

Какую позицию займет ВСУ в случае подачи такого иска?

Какие аргументы истца могут убедить ВСУ в необходимости взять на себя ответственность за результаты президентских выборов?

Насколько объективны (провокационны?) заявления политиков, допускающих возможность повторения сценария 2004 года, где ключевую роль сыграла позиция ВСУ, принявшего решение о проведении третьего тура голосования?
Глава Верховного суда Украины Василий Онопенко предпочел сначала ознакомиться со всеми интересующими автора вопросами, а потом дал довольно подробный комментарий. И согласился на его публикацию только в случае сохранения его полного текстового варианта. Что ж, осторожность Онопенко вполне объяснима:

Конституция (часть вторая статьи 19) определяет базовую формулу обеспечения правопорядка в Украине. В соответствии с этой формулой, органы государственной власти обязаны действовать только на основе, в рамках полномочий, а также способом, которые предусмотрены Конституцией. Суд — это государственный орган, осуществляющий правосудие путем рассмотрения и решения дел в соответствии с процессуальным законодательством. Этим законодательством обозначена подсудность определенных видов дел.

Подсудность административных дел определяется Кодексом административного судопроизводства Украины. Согласно части четвертой статьи 18 этого Кодекса, дела, касающиеся установления Центральной избирательной комиссией результатов выборов, подсудны Высшему административному суду Украины как суду первой инстанции. Частью одиннадцатой статьи 176 этого Кодекса предусмотрено, что решение Высшего административного суда относительно исков, оспаривающих результаты выборов, является окончательным и не подлежит пересмотру в апелляционном или кассационном порядке. Это положение продублировано в статье 104 Закона «О выборах Президента Украины».

Что это означает?

Первое. Закон предусматривает возможность обжалования результатов выборов президента Украины.

Второе. Эта возможность может быть реализована на практике в виде представления определенным в законе субъектом соответствующего иска в суд после того, как ЦИК установит результаты президентских выборов.

Третье. По закону, единственным судебным органом, который полномочен рассматривать такой иск по сути, является Высший административный суд Украины. Представление такого иска в другой суд, в том числе Верховный суд Украины, не соответствует закону. В таком случае действует процессуальное правило: иск должен быть возвращен истцу, поскольку его рассмотрение не отнесено к компетенции этого суда. Никакие фактические аргументы не могут изменить положение закона о подсудности дела относительно установления ЦИК результатов выборов президента Украины Высшему административному суду.

Четвертое. Сравнение нынешней правовой ситуации с правовой ситуацией, которая сложилась в Украине после повторного голосования на выборах президента Украины в 2004 г., когда Верховный суд Украины принял известное решение относительно результатов выборов, является некорректным. По одной важной причине: на то время Высший административный суд не функционировал, не было окружных и апелляционных административных судов. По закону, избирательные споры в то время рассматривали общие суды, а относительно результатов выборов — Верховный суд Украины.

Если вообще говорить о компетенции Верховного суда Украины относительно рассмотрения административных дел, то она сводится лишь к пересмотру им судебных решений в таких делах после их пересмотра в кассационном порядке. А также судебных решений суда кассационной инстанции по исключительным обстоятельствам. Закон (ст. 237 КАССУ) называет два таких обстоятельства:

1) разное применение судами кассационной инстанции одной и той же нормы права;

2) признание судебных решений международным судебным учреждением такими, которые нарушают международные обязательства Украины. При этом пересмотр судебных решений по исключительным обстоятельствам признается законом как разновидность кассационного производства.

Лично я считаю устранение Верховного суда Украины от пересмотра решений по делам о спорах, связанных с избирательным процессом выборов президента Украины (особенно относительно установления их результатов) в кассационном или апелляционном порядке неправильным. По Конституции, Верховный суд является высшим судебным органом в системе судов общей юрисдикции, в которую входят и административные суды. По своему статусу и кадровому составу Верховный суд объективно является наиболее компетентным и независимым судом. Кстати, в значительной мере благодаря Верховному Суду в последние два-три года правовую и судебную системы нашего государства удалось сохранить в своей основе, а также оградить от полной разбалансировки и разрушения.

В конечном итоге, как и в 2004 г., кое-кто сегодня подвергает критике решения Верховного Суда Украины от 3 декабря в 2004 г. Однако признание действий ЦИК, установившей результаты президентских выборов неправомерными, и решение ВСУ о проведении повторного голосования базировалось прежде всего на принципе верховенства права и общих правовых принципах. Также следует признать важнейшее: глобальный социальный конфликт был развязан мирным путем и правовым способом. Избирательный процесс был возвращен в законное русло.

Кстати, тогда Верховный суд не признал определенное лицо победителем выборов, как того требовал истец. Учитывая невозможность достоверно установить результаты настоящего волеизъявления избирателей, суд постановил, что считает необходимым обновить права субъектов избирательного процесса путем проведения повторного голосования. Другими словами, он предоставил избирателям еще одну возможность выразить свою волю относительно избрания главы государства, но с соблюдением правовых принципов избирательного процесса и обеспечением свободного волеизъявления.

Мне уже приходилось говорить, что роль суда, как, собственно, ЦИК и других избирательных комиссий, не может быть определяющей на выборах. Результат выборов определяет один субъект — избиратель. Суд путем рассмотрения дел об избирательных спорах должен обеспечить защиту избирательных прав — права избирать и права быть избранным.

Сегодня беспокоит другое. Высший административный суд не обеспечил надлежащей организации деятельности по рассмотрению избирательных споров на будущих президентских выборах. Это ставит под угрозу осуществление правосудия по делам об избирательных спорах на определенных законом принципах, приводит к различному и неправильному применению закона. На последнем совместном заседании президиумов Верховного суда и Совета судей Украины 13 ноября с.г. было констатировано, что решение председателя  ВАСУ А.Пасенюка об образовании судебных палат являются недостаточно юридически обоснованными и такими, что не в полной мере базируются на действующем законодательстве. Не отвечает действующему законодательству осуществляемый им «отбор» судей для рассмотрения дел об избирательных спорах, а также определение порядка образования судебных коллегий для рассмотрения таких дел. Соответствующие приказы и распоряжения председателя ВАСУ свидетельствуют об отступлении от закона в решении этих вопросов и переводе их в «ручной режим». Все это имеет прямое отношение к полномочности суда, а значит, и законности его решений.

Надо сказать, что ВАСУ не обеспечивает идентичного применения закона при решении дел об избирательных спорах. Практикой стало принятие им разных решений по аналогичным вопросам, которые являются недопустимыми для суда в принципе, а тем более — для суда более высокого статуса. Таким образом, уже можно говорить о возможности разных (следовательно, неправильных и незаконных) решений ВАСУ на этом этапе избирательных споров. Фактически ВАСУ устранился и от выполнения закона в части предоставления действенной и своевременной методической помощи административным судам низшего уровня (в частности, Киевскому административному апелляционному суду) по вопросам применения законодательства при рассмотрении избирательных дел.

Указанные нарушения председателю ВАСУ да и суду в целом необходимо безотлагательно устранить. И, пока еще не поздно, снять любые обвинения в незаконной деятельности админсудов при рассмотрении избирательных споров. Я говорю о ВАСУ и его председателе, поскольку при существующей организационной автономии и процессуальной самостоятельности административных судов, никто другой устранить эти недостатки не может. Это их прерогатива и ответственность, — заключил Онопенко.

В таком случае хочется знать, как коррелируется правовой беспредел в ВАСУ, описанный Онопенко, с честным правосудием, верховенством права и той же пятой статьей Конституции? Этот дополнительный вопрос к главе ВСУ остается ключевым вне зависимости от того, кто возглавит теперь эту судебную инстанцию. (Как стало известно, вчера председатель Верховного суда Украины Василий Онопенко подписал обращение к Совету судей административных судов Украины относительно предоставления рекомендации о досрочном увольнении Александра Пасенюка с должности председателя Высшего административного суда Украины за ненадлежащее исполнение и превышение своих полномочий.)

Еще один нюанс: возможная формулировка в решении ВАСУ и не менее обсуждаемая в политикуме вероятность третьего тура. В то время как юристы БЮТ, комментируя решающую роль ВАСУ в этой истории, отмечают, что согласно закона, суд не может отменить результаты выборов, а может лишь обязать ЦИК пересчитать голоса, представитель самой ЦИК придерживается несколько иной точки зрения.

«Даже если закон прямо об этом не говорит, прецедент отмены результатов  повторного голосования уже есть, — заявил Андрей Магера. — И если ВСУ на основе пятой статьи Конституции и верховенства права в 2004 году сумел признать результаты второго тура недействительными и назначить переголосование, то почему этого не может сделать ВАСУ в 2010-м? Что касается задействования в процессе ВСУ, то это исключительно вопрос законодательного регулирования. Однако прокомментировать позицию ЦИК, в данном случае, могу. Какой бы один из этих судов в итоге не принял иск к рассмотрению и не постановил решения, ЦИК обязан его исполнить. Других вариантов нет. Как говорится, назвался груздем — полезай в кузов. Назвались правовым государством, где судебные решения должны исполняться, — исполняйте.

На самом деле любой избирательный процесс, и не только в Украине, сопровождается какими-либо нарушениями. Но есть нарушения существенные, о которых говорил ВСУ в 2004 году, а есть несущественные. Уже сегодня очевидно: чем меньше будет разница между первым и вторым местом во втором туре президентских выборов, тем больше рисков повторится. Тем больше будет напряжения в стране, в судах, в ЦВК. Цена одного голоса будет дорого стоить. И здесь все будет зависеть от политиков.

Будет ли способен проигравший смириться с поражением и поздравить победителя? Как себя поведет победитель? Сможет ли он понять, что его победа на выборах не означает, что завтра исчезнет его конкурент? С этим надо считаться. Уже хотя бы потому, что за этим конкурентом стоит большое количество избирателей. И, к сожалению, стоят регионы. Мы не можем забывать, что страна по вине политиков все еще разделена. И здесь лучше отталкиваться от мудрой мысли о том, что высшая власть — это власть над собой. А никак не кресло на Банковой,» — заключил Магера.

Инна Ведерникова