Чудо на Днепре. Почему новый парламент будет проукраинским

Откуда так много представителей правивших при Викторе Януковиче группировок в списках кандидатов в Верховную Раду? Почему шансы на прохождение в парламент есть и у “Сильной Украины”, и даже у «Оппозиционного» блока? Почему “донецкие” олигархи сохранили такое влияние?
54022
Такого рода вопросы, раздающиеся и во время обсуждения возможных итогов будущих выборов, и в социальных сетях, являются верхом наивности. Задающие их забывают, какой была Украина на момент бегства Виктора Януковича и победы протестного движения. Да, требования Майдана разделялись огромным числом наших соотечественников — но подавляющая их часть находилась в западных и центральных областях Украины. На востоке страны и в Крыму к идеалам Майдана и его успеху относились с нескрываемым недоверием, а то и враждебностью. Вопрос о том, как будет воспринята половиной населения страны новая власть, буквально завис в воздухе.

Если бы в Кремле находился бы не закомплексованный неврастеник, а серьезный вдумчивый политик — и если бы большинство россиян воспринимали бы Украину как настоящее государство, а не как временно отколовшуюся от “России-матушки” губернию, события стали бы развиваться по наихудшему для украинской государственности сценарию. Представим себе, как 23 февраля в Киев прибывает министр иностранных дел России Сергей Лавров. На встрече с лидерами оппозиции он сокрушенно констатирует, что недавние договоренности, участником которых была и Россия, провалены и сейчас самое главное — сохранить преемственность власти и территориальную целостность Украины. Формируется правительство национального единства во главе с премьером Арсением Яценюком. Первым вице-премьером становится Сергей Тигипко, среди министров есть и “опытные хозяйственники” из числа регионалов, не замаравших себя кровью Майдана. Внеочередные президентские выборы приносят победу Петру Порошенко, который выступает под лозунгами национального единства и сохранения добрых отношений с соседями Украины. Он побеждает не только недавних соратников по Майдану, но и Сергея Тигипко, которому отдают свои голоса жители восточных областей и Крыма. После выборов президент подписывает соглашение об ассоциации с ЕС, при этом сразу же оговаривается, что его экономическая часть начнет работать только по окончании консультаций с Кремлем. Внеочередные парламентские выборы приносят победу “Сильной Украине” (за нее почти весь восток) и Блоку Петра Порошенко. Сергей Тигипко формирует правительство, в которое для приличия приглашаются сторонники президентского блока. Министрами культуры и образования становятся представители западных областей Украины. Депутаты “Батькивщины” называют все это “большой победой”. Российские СМИ подчеркивают, что Украина — парламентская республика и многое теперь будет зависеть от позиции главы правительства. А когда в Киев с официальным визитом прибывает Владимир Путин, большее время переговоров он уделяет диалогу с премьер-министром. После переговоров в Киеве оба политика посещают родной город премьера — Днепропетровск. Жители города с восторгом встречают кортеж российского президента: флаги, цветы и лозунги -“Россия! Днепр с тобой!”…

В том, что события пошли по другому сценарию, благоприятному для украинской государственности — личная заслуга Владимира Путина, продемонстрировашего жителями восточных и южных областей Украины, что на самом деле представляет из себя российское государство и как оно относится к украинцам. Впервые в истории даже не новейшей Украины — возможно, Украины вообще — мы имеем дело со сплоченной страной. Но считать, что из этой страны может буквально за считанные недели улетучиться коллаборационизм — мягко говоря, странно. Несколько столетий его насаждения, несколько столетий жизни внутри рабского пространства — и несколько недель свободы? Чудо не в том, что пророссийские политические силы попадают в украинский парламент, а в том, что они впервые не будут иметь там серьезного влияния. То, что парламент впервые — при всех очевидных своих недостатках и олигархическом влиянии, которое отнюдь не исчерпывается “Сильной Украиной”, Оппозиционным блоком и даже популистскими проектами — будет украинским, а не разделенным почти поровну на государственников и пятую колонну. И нам стоит приучить себя к мысли: если мы хотим жить в демократической стране, то от депутатов-коллаборционистов нам не скрыться, более того — после освобождения от оккупации Донбасса и Крыма их количество в Раде даже увеличится.

Главное в том, что эти люди уже не смогут затащить нашу страну в кошмар гниющей империи, потому что не представляют более интересов значительного количества украинцев.