Шахматисты против борцов сумо

Вы слышали для кого – отрадную, для кого – грустную, но во всяком случае, первостатейную новость? Януковича будут судить. Более того, исходя из законов, обвинительный вердикт предрешен. Человек, ныне позиционирующий себя в качестве главы государства Украина, кроме прочих минусов, незаконно пользуется расширенными полномочиями. Отменив конституционную реформу 2004 года, он приобрел себе куда большие права, чем те, с которыми мы избирали президента. Это случилось вчера? Да что вы, намного раньше. Чего же тогда молчали? Ну, вот как-то не приметили. Зато теперь опомнились. Нарушитель предстанет пред судом. А суд, как это и водится у независимой ветви власти, рассмотрит все хитросплетения букв в строчках законов, и вынесет решение, естественно, исключительно на основании законов. И будет нам счастье. Потому что это, вообще-то, и вправду счастье, когда страна, начиная с верхушки, живет по законам.

Самое интересное, что вся вынужденная, горькая ирония первого абзаца, которую вы, уважаемые читатели-собеседники разделили со мной, была бы совсем неуместна, если бы речь шла о другой стране. О десятках цивилизованных европейских стран. Там бы ситуация так и выглядела, даже если бы какой-то глава государства и вправду присвоил себе большие полномочия, чем те, с которыми избирался, а оппозиция, или кто еше там в политикуме, обратились бы по этому поводу в суд.

У нас же – разбирает смех. А смеяться как раз не стоит, над собой смеемся. Законы, попираемые на высшем уровне, суды, которые примут любое решение в угоду сиюминутным властьимущим, это не отвлеченный сериал из чужой жизни. Это то, что спускается по вертикали, ровнехонько так, до любого заштатного районного суда, и проявляется там в отношении любого из граждан и его близкой, неотвлеченной, шкуры.

Арсений Яценюк заявил о том, что объединенная оппозиция обращается в Высший специализированный суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел с иском к Януковичу по поводу нарушения оным законодательства и Конституции. В частности, в части присвоения себе полномочий, с которыми его не избирали. По словам Яценюка, если данный украинский суд не примет дела к рассмотрению, оппозиция обратится по этому поводу в Европейский суд по правам человека.

Давайте без иронии, а исключительно вспомнив что-то похожее на прецедент. Нынешняя Верховная Рада сформировала свое большинство вопреки положению никем пока неотмененной Конституции – с помощью перехода отдельных депутатов из фракций, на которых они «въехали» в парламент, потому что по отдельности никто за депутатов не голосовал. По этому поводу, помнится, подавали в Конституционный суд. И помнится же, хотя дело было предельно ясным: есть положение Конституции и есть откровенное, массовое его нарушение – высокий суд вынес вердикт, что нельзя, но…можно. Нелегитимная Рада живет и процветает.

Да, кстати, о Верховной Раде. Все активнее поговаривают, что она прервет каникулы, соберется на внеочередное заседание в конце июля. Заседание долженствует состояться по инициативе депутатов большинства. На нем собираются еще раз рассмотреть пресловутый законопроект о языках. Сразу же возникает бездна вопросов. Большинство официально говорило, что с голосованием все в порядке, и закон принят окончательно. Главный парламентский регионал Ефремов даже грозил спикеру Литвину судом, если тот не подпишет закон. Если все это так, то о чем речь? Каким образом парламент может еще раз вернуться к принятому, и ожидающему визы главы государства, документу? Возьмем совершенно противоположный вариант: закон не принят. Потому что парламентское действо вокруг него (а так оно и было на самом деле) происходило с беспрецедентными нарушениями: он не был внесен в повестку и за довнесение внятно не проголосовали; не было обсуждения поправок; голосовали во время драки и в большинстве своем чужими карточками. Если закон опять выносится в парламентский зал именно по этим поводам, то непонятно, когда и как будет в парламенте же обсуждаться фальсификация его предыдущего принятия, какие выводы будут сделаны, кто понесет наказание. Ведь если не подойти к вопросу так – то принятие любого закона можно поставить под сомнение просто по желанию той или иной части депутатов, собравших не такое уж большое количество подписей с требованием провести внеочередное пленарное заседание.

Я намерено не касаюсь сути закона: о его вредоносности для Украины сказано вполне достаточно. Разве что есть смысл упомянуть – не совсем понятно, какая корысть во что бы то ни стало продавить его именно сейчас? Ведь согласитесь, созыв внеочередного заседания, прерывающего парламентские каникулы, вещь экстраординарная. Она требует экстраординарной же причины, начиная от стихийного катаклизма и заканчивая необходимостью утвердить документ, без которого страна не может прожить несколько недель. В данном же случае речь идет о языковой русификации Украины. Но этот «подвиг», даже если он обещан Кремлю в рамках программы Русский мир, согласитесь, терпит до сентября, тем более, что хозяева Кремля продемонстрировали: за сдачу гуманитарных интересов они сиюминутно не дадут ничего «хлебного», попросту воспримут в качестве должного. Впрочем, есть слухи: на внеочередном заседании может быть рассмотрен вопрос об отставке с поста спикера Литвина. Но если весь праздник затевается именно ради этого, тоже не совсем понятно. Кому как угодно, но мне трудно предположить, что большинству (т.е. режиму в целом) на так или иначе, но горячий предвыборный период на посту председателя Верховной Рады нужен более сговорчивый, более «пластилиновый» голова. Владимир Литвин продемонстрировал все эти качества блестяще, и способен демонстрировать их в дальнейшем. От отставки, да еще, если напустить туману, отставки принципиальной, именно выступив чуть ли не в защиту «рідної мови» может выиграть только сам Литвин. Если именно в этих одеждах – гонимого режимом и «знову потрібного Україні» он рассчитывает предстать перед наивными избирателями в округе, где вроде бы собрался баллотироваться. Может, Литвина и погонят, но пытаясь анализировать светлый образ этого политика, не верю в то, что ради такого его личного пиар-хода всевластное большинство затевает внеочередное заседание. Не столько стоит Литвин.

А знаете, что обиднее всего? Пытаясь, как и водится в политических обозрениях стран, живущих по демократическим законам, рассмотреть все эти детали чьей-либо, предполагается, что цивилизованной, политической игры, мы занимаемся делом, обидно характеризуемым как «напрасный труд в казенном доме». Ну мы-то ладно, но и официальная оппозиция – тоже.

Яценюк сказал не только о подаче в суд на нарушителя Конституции Януковича. Он сообщил о том, что объединенная оппозиция пока думает, принимать ли участие в возможном внеочередном парламентском заседании, и примет решение, когда о созыве такого заседания будет объявлено.

Все правильно, все законно. Но не дожидаясь вердикта Высшего специализированного суда; не дожидаясь возможного внеочередного заседания Верховной Рады по скандальному законопроекту, и не обладая при этом каким-либо таинственным знанием от «источников» либо гениальным воображением, можно сказать, что будет.

Суд не примет к рассмотрению иска к Януковичу. Политическая оппозиция будет долго и обоснованно жаловаться на это европам-америкам. Граждане ничего не заметят, и они, в принципе, не виноваты, они генетически не приучены жить в обществе, где подобные дела против «самого» могут и должны решаться в суде. Как вариант: суд дело оперативно рассмотрит, и, не краснея пред страницами Конституции и законов, скажет, что Янукович имеет право «иметь право». Общество опять-таки – ничего не заметит.

Верховная рада, если нелегитимное большинство, или Банковая, или кто там настоящий кукловод, так решат – соберется на внеочередное заседание по языковому законопроекту. Оппозиционные фракции тоже придут, защищать попираемые права украинского языка. Им не дадут слова в плане скрупулезного разговора о поправках в спорный документ. Они возмутятся, и будут махать флагами, хвататься за микрофоны и галстуки оппонентов. Возможно – пара-тройка из них получит вполне всерьез по голове от коллег – вчерашних бандитов и базарной гопоты. А возможно без сладости избиения, теоретически на глазах у и так возмущенной Европы, обойдутся. «Разведут как котят», то есть пока машут флагами, на табло высветиться цифра победного голосования, непонятно как родившегося в полупустом зале. Еще вариант: оппозиция гордо не придет. Будет то же самое, только без шума и пыли, и с легким замечанием в адрес оппозиции: не хотят работать, не желают заседать. И даже еще вариант найдется. Скандальный законопроект…отправят на доработку. Поскольку поправок много. И сделает это опять же нелегитимное большинство. Что сделает оппозиция? Преподнесет данный жалкий кусочек в виде победы? Кого и над кем? Не знаю, как оппозиция парламентская, но в политикуме какие-нибудь «драчи» уж точно поползут лизать ноги янучарам, которые все же «не віддали на поталу нашу солов»їну». Для режима, у которого выборы и так в кармане, мелочь, но все же приятно.

Игры предполагают свои непреложные правила. И соревноваться могут только играющие в одну и ту же игру. Смешно представить себе, как готовится к тонким гамбитам да эндшпилям шахматист, а выходя на публику, вынужден поправить очки, съезжающие с переносицы от удивления: против него выставили здоровенного борца сумо в набедренной повязке. Тот раскачивает огромный живот, шахматные фигурки жалко летят за пределы поля поединка, а вслед за ними вытесненным оказывается и гроссмейстер. Судья на полном серьезе объявляет победу этого, в набедренной повязке…

Постойте, так к чему же я призываю? Если режим давно и плотно нарушает все правила цивилизованной политической игры, и не собирается отказываться от таких манер – следует делать то же самое? Но в конце концов, мы же с вами сейчас просто рассуждаем о теоретической ситуации, поэтому никакие слова в данном случае не могут быть наказуемы. Значит, доведем до абсурда… Остается только пронести в зал Верховной Рады пулемет, и уложить очередью «кнопкодавов», заявив: мы победили, вы нарушали закон, и мы нарушили закон, но результативно?

Нет, речь не об этом. Речь всего-навсего о том, чтобы не помогать подкрашивать фасад, за которым безобразия. Отдать себе отчет: при нынешних действиях режима, конституционные, парламентские методы борьбы для тех, кто хочет спасти Украину, исчерпаны. Вот ведь что смутило в словах Яценюка от имени объединенной оппозиции. Он сказал, что факт подачи в суд на Януковича за конституционные нарушения пригодится, когда после осенних выборов нынешняя оппозиция (читай: просто здравые, неянучарские, демократические силы) наберут в парламенте большинство, и речь зайдет о подготовке импичмента.

Вот тут стало тошно, как от удара под дых. Неужели можно всерьез поверить, что режим, ведущий себя так по отношению к законам, и даже приличиям (слишком уж видны нарушения, и нас приучают любоваться на них, заставляя поверить, что быть может только так) – вдруг с какого-то дива изменит свое поведение в достаточно поворотный момент, момент возможности потери власти? Нет, вне всякого сомнения, можно и должно поверить, что сегодня популярность партии власти, команды власти находится на очень и очень низком уровне. И что по доброй воле большинство граждан не будет голосовать ни за провластные списки, ни за кандидатов, испачканных сотрудничеством. Но следует отдавать себе отчет: именно на этот раз, находясь в жестко безвыходном положении, режим задействует все способы фальсификаций. Так, что фальсификации 2004 года покажутся более-менее невинной детской шалостью.

Вы считаете, что я нагнетаю обстановку, пугаю? Но посмотрите на доступную параллель: если нам с вами не стесняются заявить, что тот или иной закон принят большинством голосов, при этом не скрывая даже, что телекартинка продемонстрировала любому желающему: никакого большинства не было в наличии, несколько «дежурных» бегало по рядам с ворохом карточек – неужели нам постесняются сказать: большинство на выборах проголосовало за кого нужно?

Что делать? Ну, знаете, если бы я, один из журналистов, до подробностей, до повременных тактических шагов знала, что делать в таком случае, я бы наверное была военачальником, не боящимся на своей должности рискнуть собой во имя спасения страны, или блестящим политическим стратегом… А это не так.

Остается надеяться, что найдутся люди, знающие, что и как делать. Как дополнить необходимую законную борьбу с незаконными действиями режима (скрупулезная подача в суды на нарушения; парламентские формы) – тем, что шахматист должен противопоставить борцу сумо, раз уж идиотизм ситуации довел до поединка с ним.

По крайней мере, надеяться на реальные результаты выборов не стоит. Если попробовать «сорвать» выборы одному, то есть раз так, попросту не пойти голосовать – то дело бессмысленное, «отряд не заметит потери бойца». Причем – «отряд» не реально голосовавших, а намалеванных на бумаге «мертвых душ».

А вот если до выборов политические противники режима найдут силы не меряться рейтингами, поскольку на самом деле это не имеет значения, а ежедневной, скрупулезной работой с гражданами объяснять: нелегитимная власть не может провести легитимные выборы, вот факты, вот цифры, бьющие по тебе — то может получится так, что в день заранее предопределенного триумфа этого, пузатого, в набедренной повязке избирательные участки окажутся заблокированными. А выборы мы проведем позже. После отстранения режима.

Грубо? Еще как. Но если хочется нежности – подавайте на Януковича в подконтрольный Януковичу суд. И ждите ответа…ждите ответа…

Виктория АНДРЕЕВА