Юля в законе

В одном из своих интервью начала века Юлия Тимошенко как-то сказала, что на месте Администрации Президента Кучмы – когда Революция победит – будет стоять табличка «Здесь танцуют». Администрация благополучно трансформировалась в Секретариат и обратно, на Банковой по-прежнему не весело, а Оранжевая революция теперь презрительно именуется «антиконституционным переворотом». Но французы все еще празднуют сегодня День взятия Бастилии – той самой, где после удачного штурма устроили песни-пляски. А Юлия Владимировна по-прежнему уверена, что ее Великая революция – еще впереди.

Как ни парадоксально это звучит, но сегодня Тимошенко – таки права. Не разделяя оптимизм Юлии Владимировны по поводу возможности серьезных массовых народных протестов уже этой осенью, ни на секунду не веря в возможность повторения Майдана в какой-либо форме, тем не менее стоит признать, что в определенном смысле революционный переворот общественного сознания Юля Владимировна уже совершила. Она добилась того, что казалось невозможным еще год назад и стало таким очевидным сейчас: эта власть не на всегда. И даже не на 10 лет.

Вспомните ощущения всего-то годичной давности. Разрозненная и полностью деморализованная оппозиция, вышколенное до лизоблюдства парламентское большинство, готовое что угодно совершить и оправдать, немой Запад и душащая объятьями Россия, и главное – ползучий страх невозможности ЭТО изменить…

На первый взгляд, за год мало что изменилось. Оппозиционеры продолжают носить кукиши в кармане и манию величия в головах, парламент остался лишь вывеской, но не институцией, плюс начудил дело в Конституционный суд, не уменьшилась коррупция, и не выехали из кабинетов власти ее «папы», не ослабла веревка на шее СМИ, не остановились масочные карнавалы налоговиков и эсбеушников.

Но было и другое. Бабушка на улице Енакиево, матом кроящая земляка-Президента, были публичные заявления Европарламента и озвученные в частных беседах мировых лидеров с Виктором Януковичем вопросы о демократии, были провокации во Львове и подорожание картошки до уровня ананасов, была голодовка Луценко и экскурсия по части «Межгорья». А главное – была Юлия Владимировна. Та самая, которой еще год назад пророчили мелкую парламентскую фракцию и участь Натальи Витренко, и которая превратила суд над собой в фарс такого уровня, что, чем бы не закончился процесс, Тимошенко все равно выйдет и него победительницей. Ведь нужно констатировать: это не процесс вышел за рамки правосудия. Это страна вышла за рамки. Точнее, Юлия Владимировна вытолкала ее туда.

Это удивительное свойство – менять обстоятельства, если ты ничего не можешь изменить в существующих, — основной инстинкт Тимошенко. Да, она бессистемна и не делает выводов. Да, она путается в экономических теориях, без стесненья называет белое – черным и всегда найдет виноватого, даже если в комнате нет ни угла, ни кошки. Да, она так и не научилась разбираться в людях, и часто окружает себя теми, кто первым предвидя, предаст. Да, она почти не контролирует партию и мало понимает, кто орудует в партийной кассе. Да, она не видит, что многие из тех, кто должен был бы сейчас бороться, а не загорать в отпуске, уже договорились о списке с нужным человеком – на случай Юлиной «посадки». Но единственное, что у нее не отнять – животного желания победы.

Может, это покажется диким предположением, но в беседе с одним умным человеком, мой визави высказал примерно такое предположение: «Если ее посадят, она добьется коронации. А что? Живет без семьи, имущества у нее нет, всегда уходит в отказ, срок мотала. Чем не вор в законе? Вот только что баба». Насчет последнего обстоятельства я бы не волновалась: у всех правил бывают исключения. Вспомним хотя бы легенды о Папессе Иоанне! А с приходом в воровской жаргон слова «апельсин», строжайшие когда-то законы стали более либеральны. И давайте не будем предполагать, что может сделать Юля-вор с бывшим похитителем меховых шапок по уголовным понятиям…

Юлия Лымарь