Я сегодня в поле чистом застрелил сепаратиста

Нынче с утра я наконец-то действительно понял и прочувствовал, почему мы не помиримся с добропорядочными гражданами многонациональной российской федерации.
photo_51916
Если бы я был умный, я бы понял это еще вчера, после статьи Дмитрия Бутрина про метр сказочного богатства. Но я дурак, и понял только после случайной записи в фейсбук-ленте. Там одна российская девушка рассказала, как к ней зашел сосед, оставил ключи и рассказал, что едет на Донбасс воевать. Она спросила зачем, и он ответил – потому что воевать хорошо, не надо ни о чем беспокоиться, все просто, а главное то, что даже если тебя убьют, это все равно лучше, чем здесь гнить.

И тут у меня в голове, наконец, щелкнуло и встало на свои места. Всё на свете лучше, чем гнить в РФ, и многие россияне, вне зависимости от степени успешности и обеспеченности, это чувствуют, а самые честные с собой – уже даже и понимают.

Гнить – это самое точное и меткое слово, которое можно придумать в данной ситуации. И я за него крайне благодарен тому юному сепаратисту, который отправился на Донбасс нас убивать. Он все правильно сказал.

В СССР был период застоя, когда все вроде бы было, и было неплохо, но люди задыхались от бессмысленности и не понимали, что они делают, и зачем. С горя они начали лезть в буквальном смысле на стену, то есть альпинистами во всякие горы, если друг оказался вдруг и всё такое прочее. В итоге застой кончился и начался стремительный распад, но все равно очень мало кто вспоминал о застойных временах с благодарностью. Потому что не хлебом единым.

Зато, когда хлеб кончился и началась эпоха дефицита, конечно, люди быстро вспомнили о том, что любят кушать, и стали завидовать загнивающему Западу и мечтать загнивать так же, как он.

И вот мечты сбылись. Россия испытала свое десятилетие изобилия и загнивания, все, как на Западе. Да, кстати, поскольку, говоря о России, мы говорим о гиперцентрализованном государстве-придурке по типу Римской Империи (как если бы её строили по порнографическим комиксам об императоре Нероне) то, говоря о России, мы неизбежно говорим о Москве, за пределами которой в РФ ничего нет, только морок и мечты переехать в ненавистную Москву.

И вот смотрите, как оно выходит. Люди в РФ испытали полную мощь блаженства и застоя, 10 лет жизни в камере сенсорной депривации. Все и так уже сложилось, уже совсем не о чем мечтать и не к чему стремиться, можно только лечь и наслаждаться материнским теплом гниющей без развития Mother Russia. Некуда мечтать. Даже в Нашей Раше единственный персонаж, у которого есть какая-то мечта – это Иван Дулин, мечтающий засадить Михалычу. У всех остальных мечт никаких нет, или же они просто заранее знают, что их мечты ни за что сбудутся, как Славик и Димон, мечтающие о сексе.

Кстати, думаю, сейчас Славик и Димон тоже записались в ополчение в несбыточной надежде задвинуть за щеку министру культуры ЛНР.

И надо заметить, аналогичная история с гниением и стабильностью в стагнации, она, в общем, была присуща всем в нашем регионе. РФ – стабильность и стагнация. Казахстан Назарбаева – та же история. Беларусь Лукашенко – та же история. Украина Януковича – стабильность и стагнация, особенно с тех пор, как он посадил Тимошенко, и стало окончательно ясно, что покидать пост он не будет, потому что некуда покидать, в Украине ему осталось только два возможных места жительства – Межигорье или Качановская колония.

И тут, неожиданно для самой себя, Украина вспоминает о том, что вообще-то нет, погодите, какая стагнация, у нас есть мечта, нам есть к чему стремиться. Мы хотим в Небесную Европу. И понеслось. И вот теперь у нас куча проблем, такая запредельная, что вообще неясно, кто из нас переживет эту зиму, однако, несмотря на это всё, мы находимся на гребне дикого эмоционального подъема. И он не спадает и не кончается, мы всё еще на волне, мы уже целый год в какой-то совершенно дикой эйфории ведем себя так, как не ведет себя вообще никто в мире, ни в Азии, ни в Европе, ни в Америке, ни в Африке. Мы всей страной собрали из ничего боеспособную армию, которая уже успела дать просраться, наверное, каждой десантной части РФ. На одном только состоянии аффекта, на приходе с наколотых апельсинок с Майдана, мы тут бронируем технику, шьем бронежилеты и так далее.

Тут есть чему позавидовать. Все соседи сидят ровно, бухают и уважительно общаются о том, кто сколько металла вынес через проходную, и тут вдруг один из них вскакивает и начинает метаться по квартире. Умывается, выливает водку в унитаз, бреется, находит почти чистую рубашку и галстук всего с одним жирным пятном, и храбро утверждает, что пойдет теперь устраиваться менеджером в айти-компанию. Первое время это, конечно, довольно смешно все выглядит, но когда он проходит собеседование, что почувствуют соседи?

Они почувствуют зависть. Потому что отныне этот парень, который решил бросить пить и начать работать, потому что он нашел свою мечту, унижает их самим своим существованием. Поэтому не надо удивляться, что они постараются такого соседа побить. Ну, это если у них духу хватит побить, тогда побить. А если не хватит – исподтишка порежут рубашку или попробуют насыпать битого стекла в ботинки, просто чтобы помешать, любым способом, и будут сидеть с глупой улыбкой и спрашивать – а что такое, это не мы, мало ли кто, а ты докажи, что это мы, а тут всегда так было, тю.

У нас есть национальная мечта, мечта о политической нации, которая строит Небесную Европу у себя дома. Я сегодня в поле чистом застрелил сепаратиста за национальную мечту. В итоге то, что мы построим, не будет иметь, конечно же, ничего общего с настоящей Европой, но мы будем очень стараться, и поэтому то, что мы построим, в итоге местами будет даже лучше Европы, а кое-чего европейского у нас так никогда и не появится. Знаешь, Мэл, в Америке совсем нет стиляг. А у нас будут. Потому что мы строим не Европу, а мечту, которая у нас есть.

А в РФ нет национальной мечты, и вообще никакой мечты нет. Поэтому РФ будет строить у нас ДНР с контрмечтой «хер ты у меня проскочишь». ДНР – это не республика, не экономика и не мечта. Это битое стекло в наших ботинках. Вот, собственно, и всё. Не надо относиться к нему, как к государственному или квазигосударственному образованию. Его задача – быть не республикой и даже не укрепрайоном. Его задача – быть адом на земле и строить антижизнь.

Ну, вот и окей. Это даже хорошо. Стиляги – они же тоже появились не сами по себе, а как протест против усилий совка построить процветание путем гниения. Не было бы совка – не было бы и стиляг. Так и здесь – не было бы ДНР, и нам бы было гораздо труднее строить нашу мечту, потому что не так отчетливо было бы видно, против чего мы боремся.