2 октября 2014 г.

Разочарование буквально разлито в осеннем воздухе.
037
Реформы не проводятся, территория оставлена, люстрация, казавшаяся насмешкой над самой собой – и та не осуществляется. В результате – ропот недовольства, мусорные баки, скрытая уверенность, что “если бы не война”, то и этой власти уже бы не было…

А что – если бы не война? Если бы не война, успех украинской олигархии был бы куда очевиднее. В дни Майдана я не раз писал о том, что самым естественным его исходом станет демонтаж криминальной республики в пользу олигархического государства – но кто из находившихся тогда на главной площади страны обращал внимание на такие прогнозы? Казалось, что произошло чудо, после которого никто уже не может быть прежним. И если бы не война…

Если бы не война, то не рядом с собой, а напротив себя мы видели бы половину страны, уверенную, что Россия – наш друг и брат, что президентом должен быть тот, кто предоставит наибольшие социальные гарантии, а ради дешевого газа можно не спешить в какую-то непонятную Европу. Крым и Донбасс были бы самой настоящей Вандеей – большинство населения в этих регионах было бы возмущено “переворотом” и попытками поссориться с матушкой-Россией и обидеть Путина. Восток страны так и не стал бы Украиной, он оставался бы Украинской ССР – и отнюдь не только на Донбассе. А учитывая слабость той элиты, которая неизбежно должна была прийти к власти в результате успеха Майдана, реванш этой Украинской ССР был бы не за горами. Не на выборах 2014 года, так на следующих же внеочередных выборах, когда за пророссийские силы проголосовал бы даже центр страны, разочарованный отсутствием перемен, коррупцией и нищетой. Украина опять спряталась бы где-нибудь во Львове, до следующего Майдана.

Война стала самой большой трагедией Украины после кошмара Голодомора и второй мировой. Но одновременно она лишила иллюзий всех, у кого они еще были, сбросила маски, позволила ощутить себя патриотами и гражданами тем, кому еще вчера Украина была совершенно безразлична, тем, кому она казалась всего лишь продолжением братской до тошнотворности России. И среди этих новых патриотов оказались и рядовые солдаты АТО, и даже некоторые “олигархи”, с которыми мы впервые за всю историю страны оказались в одной лодке.

Именно поэтому олигархия и обречена – даже если сейчас она и торжествует. Потому что выжить олигарх может только в симбиозе с российской вертикалью воровства. В той Украине, которая возникла после Майдана и войны, олигарх может лишь задержать время – и то ненадолго. Мы просто оказались внутри этого остановленного времени – примерно как человек, который едет по темному туннелю в горах и попадает на яркое солнце с потрясающей панорамой

вокруг, с огорчением въезжает в новый туннель и новую темень.

Туннели, конечно, огорчают, но они лучше, чем объезд, которым мы плелись 23 года кряду. Вершина уже близко.