Почему обиделась Европа?

Не скажу чего-то революционно нового, если отмечу, что за 5 лет «оранжевой» власти Европа и США здорово устали от нее. Пять лет бардака под руководством Виктора Андреевича стали для сторонников сближения Украины с ЕС настоящим разочарованием. Потому что все свои предвыборные обещания Виктор Андреевич выполнял в зеркальном соответствии со своим же слоганом: «Не делом, а словом». Постоянные ссоры «оранжевых», клиническая неспособность провести через парламент хотя бы один законодательный акт и постоянные взаимные жалобы на конкурентов по демократическому лагерю откровенно раздражали Брюссель. Так что приход к власти нашего национального чуда-юда в виде Виктора Януковича был воспринят на Западе со сдержанным оптимизмом.

Особенно после того, как свой первый визит Янукович совершил как раз в столицу Бельгии, где поклялся, век воли не видать, в своей евроатлантической преданности. Все в Европе понимали, что да, не слишком красив, не слишком умен и несколько грубоват. Зато человек конкретный и раз на переговорах говорит о конкретных вещах, значит будет их так же конкретно выполнять. Все таки человек из рабочего региона, дисциплинированный и так далее и тому подобное. За вот эту мнимую конкретику ему многое прощали. «Президент, а скажи, зачем ты закрутил гайки всему парламенту и мимо Конституции подписал закон о регламенте?», — вскользь интересовалась Европа. «Ну, это чтобы законы евроинтеграционные быстрее принимать», — отвечал Янукович. «Ну ладно», — пожимала плечами Европа. «Президент, а скажи, зачем ты через жо.. прости, через Конституционный суд, основной закон перетряхнул?», — спрашивала Старушка буквально через полгода. «Ну, чтобы быстро увольнять чиновников, которые своими липкими руками тормозят нас на нашем европейском пути», — отвечал Янукович. «Ну ладно», — пожимала плечами Европа и шла дальше разбираться со своим долгом. «Виктор, ну хорошо все это. Но почему ты так всех на местных выборах щемил? Тебе все эти местные депутаты тоже чем-то мешали?», — интересовалась Европа буквально год назад смутно начиная догадываться что где-то тут что-то не совсем чисто. «Перегибы на местах, мамой клянусь!», — Виктор Федорович рвал на себя тельняшку. А потом началась «борьба с коррупцией» в виде каскада уголовных дел против бывших чиновников правительства Тимошенко и самой Юли. Но даже это не смогло остановить некоторых еврооптимистов. Руководствуясь психологией нормальных людей все эти еврочиновники думали, что пришедший из диких донецких степей варвар может просто что-то не понимать в их утонченном этикете. А значит ему просто надо показать где стоит умывальник и как правильно держать нож с вилкой. И если надо, просто показать еще раз для закрепления. Однако после событий прошлого вторника у Кэтрин Эштон, Баррозу, фон Ромпея и прочих Сикорских похоже наступило прозрение. Они вдруг поняли, что варвар прискакал к их поместью с целью помародерствовать. А кто этого не понял сразу, тот, с точки зрения этого варвара — лох и фраер. Кстати, мы бы рекомендовали господину Баррозу ознакомиться с этими лексическими оборотами. Но проблема Виктора Федоровича состоит в том, что варвар для него — это все же плохая метафора. Он не варвар, а деспотичный хозяин соседнего поместья. Которые настроил против себя всех соседей, попользовался их гостеприимством, обозвал некрасивым словом и поехал дальше сдирать шкуру с крепостных. Только вот проблема то одна. Варвар скачет в вольную степь, где растворяется в ветре. Адрес же нашего президента хорошо известен всем вокруг: Украина, Киевская область, Вышгородский район, резиденция «Межигорье».

Переводя набор метафор в язык фактов гнев Европы на Януковича можно объяснить достаточно просто. Просто Янукович крупно подставил тех людей, которые защищали его на протяжении последних полутора лет. Причем подставил не только делом Тимошенко.

Сторонники нашего Виктора Всемогущего как заведенные твердят одно: Европа прагматична, ей важна экономика и Зона свободной торговли, она знает всю правду о Тимошенко. И это все, кстати, истина. Правда истина с оговорками. Начнем с последнего. Да, Европа знает всю правду о Тимошенко. Но на фоне этого она знает и всю правду про остальных украинских политиков, включая самого Януковича. Глупо было бы предполагать, что если финразведке европейских стран известны подробности о счетах Тимошенко, она будет оставаться в полном неведении относительно счетов самого Януковича. Второе, Европе правда важна экономика и европейцы крайне прагматичны. Однако эта прагматика заключается не в том, что ЕС может себе позволить заключать договоры с диктатором. Потому что прагматика европейского политика заключается в продолжении своей карьеры. В Украине забывают, что ЕС — это не кисельная аморфная структура, а сообщество независимых стран. Сама по себе евробюрократия не отвечает ни перед кем кроме себя самой. Потому что нет единых всеевропейских выборов. Однако все должности в структурах ЕС цикличные. И после возвращения из Брюссельской командировки с политика спрашивает его же родная страна. Причем для многих высокая должность в Брюсселе или Страсбурге — это гарантия крайне успешного продолжения национальной политической карьеры. Во время которой уже национальный избиратель будет считать все промахи политика за годы работы в органах ЕС.

Давайте теперь рассмотрим кто из стран-членов ЕС выступил с осуждением Януковича и приговора Тимошенко резче всего? Это были Чехия, Польша, Франция, Германия и Великобритания. Следуя искривленной логике енакиевских макиавелли все эти страны должны были бы из своих прагматичных побуждений промолчать для того чтобы заполучить в Зону свободной торговли такую громадную страну как Украина. Однако это — полный бред. Поскольку, осуждая Януковича каждая страна как раз и действовала исходя из понимания своих интересов.

Начнем с Великобритании. Англия — страна которая родила современное европейское право и принявшая в 17 веке ограничивающий полномочия короля Билль о правах. Английское общество крайне чувствительно ко всем вопросам правовой несправедливости. При этом в английском обществе и СМИ всегда присутствует определенный заряд левизны — в Британии нет ведущих газеты с не-левыми взглядами. Тут нет своего Уолл Стритт Джорнала. Кроме того, в Британии до сих пор силен дух колониализма. В той степени, что британцам есть дело до всего остального мира. И они считают, что в делах этого мира их страна имеет полное право выступать арбитром. Вы представляете себе, что эта пресса, выпустившая на своих первых полосах статьи о суде над Тимошенко на следующий день сказала бы про своего премьера, набравшего в рот воды? “Cameron is a sissy” — что-то примерно такое. Мог Камерон не выступить? Не мог.

Франция и Германия. Интерес к внешнему миру в данных странах не так развит как в Великобритании. Однако эти две страны никогда не являлись сторонниками сближения Украины с ЕС. Тем более не являются они этими сторонниками и сейчас, когда кормят своим бюджетом половину кризисной Европы. Тимошенко для них — хороший повод остановить сомнительное расширение Евросоюза. По крайней мере до того момента, как ЕС разберется со своими бюджетными проблемами. Теперь Франция и Германия имеют право сказать остальной Европе: «Вы вас предупреждали, что дикарям не место за обеденным столом». И после приговора Тимошенко не согласиться с их позицией будет сложно. Поскольку эту будет автоматически означать защиту диктатора. Это в демократических странах не модно.

Чехия. Пожалуй высказала самую критическую позицию, заявив что попросту не признает приговор Тимошенко. От Чехии по-настоящему зависело очень многое. Потому что основным судьей по вопросу взаимоотношений с Украиной является чех Штефан Фюле — еврокомиссар по вопросам расширения и вопросам добрососедства. Именно Фюле на протяжении последних полутора лет занимался тем что публично обнадеживал Януковича и рассказывал тому о необходимости соблюдать европейские ценности. Для бывшего министра Чехии по европейским делам пост еврокомиссара — это отличный трамплин для того чтобы стать следующим премьер-министром или даже президентом Чехии. Его Чешская социал-демократическая партия имеет самые крупные фракции в обоих палатах чешского парламента. А сам Фюле — это политик всеевропейского масштаба. Как отмечают мои чешские друзья, Фюле не отказался бы пройти путь ранее пройденный президентом Литвы Далей Грибаускайте, прыгнувшая с поста еврокомиссара по бюджету напрямик в президентское кресло. При этом сам Фюле находится в очень щекотливой ситуации. Украину в Чехии не любят после всем нам памятного «шпионского» скандала: когда предоставление Богдану Данилишину политического убежища было мелко отомщено высылкой двух чешских дипломатов. Мелкая месть власти привела к тому, что Фюле, который должен был стать локомотивом украинской евроинтеграции, стал вести себя осторожно. Дальнейшее общение Януковича с еврокомиссаром начало играть на понижение его авторитета — поскольку после каждой встречи с Фюле Янукович начинал делать все наоборот. Последнее китайское предупреждение Штефан Фюле высказал Януковичу в Ялте. По слухам президент поклялся что он сделает все для того, чтобы Тимошенко вышла. Так что приговор попросту взбесил еврокомиссара, который понял что на следующих выборах родной избиратель может припомнить ему контакты с предпоследним диктатором Европы. А значит теперь надо быть с этим диктатором максимально жестким — авось пронесет. Отсюда и позиция МИДа Чехии, которая не могла быть разработана без участия Фюле.

И наконец Польша. Польша возлагала на Украину массу надежд. Поскольку именно сближение с Украиной и Молдовой должно было продемонстрировать Европе и самим полякам эффективность пребывания Польши во главе ЕС. И Польша, надо отдать ей должное, была преданным адвокатом Януковича. Более того, нынешний министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский являлся одним из идеологов подписания договора об Ассоциации и всей программы Восточного партнерства. Однако уже летом, в особенности после ареста Тимошенко, президент Польши Бронислав Коморовский понял, что дальнейшие контакты с Виктором Федоровичем начинают играть против рейтинга польской власти. Коморовский решил, что надо воздействовать на Януковича более жестко. ОРД уже писал о том, что именно Коморовский звонил Януковичу после ареста Тимошенко, он же посылал к нашему президенту «гонца» — экс-президента Польши Квасьневского для того чтобы тот доходчиво объяснил Яныку возможные последствия приговора для Юли. Как и в случае с Чехией наш великий пенькобежец похоже решил мелочно отомстить Польше за ее позицию. Потому что на Варшавском саммите Восточного партнерства 29-30 сентября должна была приниматься резкая резолюция по ситуации в Беларуси. Польша рассчитывала, что за всю помощь оказанную ей Украине и Молдове по европейским вопросам эти страны проголосуют в поддержку резолюции. Однако в итоге Украина присоединилась к бойкоту резолюции, оставив Польшу и Молдову в одиночестве. На следующей же день конкуренты правящей «Гражданской платформы» из партии «Право и справедливость» раструбили об этом как о геополитическом поражении власти. Правительство критиковали в газетах, отдельно намекая на то, что глава правительства не смог заручиться поддержкой даже у тех стран, которые многим обязаны Польше. Понятное дело, что Коморовский и Сикорский восприняли это как подставу со стороны Украины.

Примерно такое же ощущение полной подставы царит сейчас в душах европейского объединения социал-демократических партий, которое поддерживало Януковича из-за партнерских отношений с Партией регионов так же как Европейская народная партия поддерживала лидера ассоциированной с ней Батькиавщины. После посадки Тимошенко на социал-демократах защищавших Януковича еще долго будет отпечатано клеймо пособников диктатуры. Не самый хороший имидж для предвыборной кампании, правда? Именно поэтому начиная со вторника социал-демократы выступают самыми жесткими критиками Януковича — они стремятся поскорее смыть пятно со своей репутации. Репутация — ключевое слово в международных отношениях. И неизвестно знает ли его значение сам Виктор Федорович.

Проблема Януковича в том, что он начал проецировать свое уголовное сознание на окружающий мир. Тогда как применять его следовало только в границах Украины. Теперь Виктор Федорович — нерукопожатный. Потому что любое прикосновение к нему для западного политика означает понижение своей капитализации.

В каком-то смысле Янукович — уникальный президент. За полтора года он успел сплотить против себя одновременно и Россию и Европу и США. Обычно такую единогласную позицию такие разные страны высказывают только в одном случае: в случае соболезнования родне усопшего. И к этой метафоре Януковичу лучше прислушаться.

Саша Серый