Happy end’а не будет

Хайнеке Кардель в одной своей книжке приводит анекдот, некогда ходивший в Третьем Рейхе: «Старая матушка спрашивает местного руководителя НСДАП, глядя на карту мира, что означает это огромное темно‑зеленое пятно? «Россия», — отвечают ей. А большие части карты, покрытые розовым и светло‑зеленым цветом? «Это Британская империя и США». И когда старая женщина хочет узнать, а где же Германия, и палец партийного руководителя указывает на маленькое синее пятно в центре Европы, следует удивленный вопрос: “Скажите, а фюрер об этом знает?”»
unnamed
Анекдот этот не про то, что Путин нацист (хотя он, конечно, нацист, только не русский, а советский), а про старую, простую, но по-прежнему важную истину: иногда для того, чтобы понять суть процесса, нужно просто отвлечься от частностей, и посмотреть на картину в целом. Полагаю, именно этого порой всем нам не хватает, когда мы пытаемся понять, в каком направлении будет вытанцовывать путинско-домбассянский цирк, и чего ждать от самых увесистых геополитических игроков.

В сущности, многие споры что в российских соцсетях, что в соцсетях не совсем уж российских, и даже разного рода аналитические обзоры, крутятся вокруг одного пункта: когда же Путин перейдет красную черту, за которую переходить нельзя? Когда же «Запад» (согласно двум наиболее популярным версиям, являющийся либо мировым Добром, либо мировым Злом), его покарает за то, что он творит на Украине?

Попробуем, подобно карделевской старушке, глянуть на мировую карту, и прикинуть к носу, у кого какие активы есть, и кто какие функции выполняет. С соответствующими обязательствами.

И тут мы обнаружим интересное: помимо Российской Федерации и Украины, в мире есть еще множество государств, и в них живут миллиарды людей. И им и Россия, и Украина, в общем-то, малоинтересны. Что такое в социально-экономическом плане, например, РФ? Государство, по социальным характеристикам вполне сопоставимое с Нигерией, с валовым внутренним продуктом на душу населения чуть побольше, чем в Ботсване. Вы многое думаете о Нигерии с Ботсваной? Вот именно. Надеюсь, после этого вас не будет так уж сильно удивлять тот факт, что в Бельгии, Чехии, Норвегии, Канаде и т.д. и т.п. не слишком много думают о России, а тем паче, об Украине. Не потому, что ненавидят, нет: просто неинтересно. И если для латышей или эстонцев события на Украине важны по той причине, что с первого же дня крымской эпопеи они этот сценарий начали примеривать на себя, то всем остальным, если говорить именно о массовых настроениях, все это довольно фиолетово.

Путин пытается отбить у Евросоюза и США какие-то реальные активы? Что ж, дело житейское. Украинцам это, кстати сказать, должно быть понятно лучше, чем кому бы то ни было другому. Оранжевая революция, путинские утерлись, Ющенко проиграл выборы – «цеевропэйцы» утерлись. Только бизнес, ничего личного. Дружбе не помеха.

Тут, правда, война на Донбассе идет. Это, конечно, трагедия – достаточно серьезная для того, чтобы некоторые американцы зашли в Википедию и выяснили, что такое Ukraine и чем этот Ukraine отличается от Russia, которая, как известно, USSR. Это, впрочем, максимум. ЕС, конечно, пришлет в Киев гуманитарную помощь (как они присылают ее и в Сомали, и в Руанду, и выделяют деньги на лечение сбитых автомашинами ежиков), но, в общем, это скучно и неинтересно. Потому что война – она много где идет.

Значит ли это, что Путин будет делать все, что хочет, и никакой красной черты нет?

Нет, не значит. Красная черта не только есть, но он ее давно уже перешел. Точка невозврата пройдена.

Чей будет Крым или там Донбасс – это, по большому счету, ни США, ни ЕС не важно. Но есть система. Всемирная система. Почему доллар – это не зеленая открытка, а мировая валюта? Потому что доллары печатает США, а США по умолчанию считаются мировым гегемоном. Именно поэтому ФРС США – это не только ФРС США, но что-то вроде Всемирного Центробанка.

Почему США решают, что кого-то бомбить можно, а кого-то нельзя? Все потому же – гегемон-с. Международное право есть, но США выступают в роди Юпитера, которому позволено то, что не позволено быку.

В общем, США – это такое «мировое древо», на котором держится вся современная система международных отношений. Никому, кроме США, это не нравится, но и ЕС, и КНР, и Канаде, и много кому еще это нравится больше, чем тот хаос, который мог бы возникнуть, потеряй американцы свой статус гегемона. Все уже приспособились и, в общем, довольны.

И вот случилось так, что США, вместе в Великобританией, предложили Украине – странному государству, только-только вылуплявшемуся из кокона УССР – сделку: вы сдаете свое атомное оружие, а мы вам гарантируем неприкосновенность границ. Мы. Вам. Гарантируем. Кто мы? Всемирный гегемон, кто ж еще.

Украина на сделку согласилась, а США с Великобританией (и с РФ!) оную утвердили.

И вот в 2014 году Путин начал крымскую эпопею. Если бы он привез в Крым Януковича, который бы изображал там параллельное («я легитимный!») правительство Украины – это можно было еще как-то переварить. Если бы там даже была создана независимая республика, с этим тоже как-то можно было примириться (один Северный Кипр, два Северных Кипра – какая разница?). Но 18 марта 2014 года Путин подписал договор о вхождении Крым в состав РФ. Тем самым официально похерив соглашение о неприкосновенности украинских границ, гарантами которого выступали США и Великобритания.

И тем самым не оставил Вашингтону выбора. Не факт, что президент США до марта этого года мог самостоятельно найти на карте мира Крым. Не факт, что НАТО (за вычетом Турции) он был нужен. Но факт, что 18 марта сего года Путин публично заявил о том, что он отрицает статус США как мирового гегемона. И отрицает не словом, но очень серьезным делом.

И теперь перед США выбор простой. Согласиться с аннексией Крыма – значит лишиться своей короны. А за этим неизбежно последуют вопросы: почему ты гегемон, а я не гегемон? Почему ФРС США печатает мировую валюту, ведь Народный Банк КНР тоже хочет? Почему Крым, исторической справедливости ради, тяпнуть можно, а Тайвань нельзя? Почему король Саудовской Аравии должен делать то, что ему говорит американский посол, а не его собственная левая пятка? Почему Японии нельзя иметь ядерное оружие, если и хочется, и можется? И еще тысячи таких же неприятных «почему». Которые, по мнению и американской элиты, и руководителей и акционеров многих интересных транснациональных корпораций, озвучивать не следует.

А раз не следует, то у США есть только один путь: принять тот вызов, который им сдуру бросил Путин. И сделать так, чтобы у него были проблемы. Очень большие проблемы. Но у него – это значит и у РФ, у 140 миллионов людей, ее населяющих.

А смогут ли? Смотрите анекдот в начале статьи. Экономика РФ (которая про Нигерию и Боствану) против экономики США и Великобритании. «Скажите, а фюрер об этом знает?» Собственно, что-то в этом роде я хотел спросить у многих своих друзей и приятелей по националистическому лагерю, которые в день присоединения Крыма к РФ пили винишко и чему-то радовались. Как можно было, выражаясь образно, не заметить гигантский медный таз, зависший над нашими головами – мне было не очень ясно. Впрочем, это личное, мы отвлеклись.

Даже СССР, даже в лучшие свои годы, объективно не тянул военно-экономические игры в догонялки с США. (Во многом, из-за этих догонялок и сдох.) Про путинскую РФ смешно и говорить.

У США теперь есть только один сценарий: создавать РФ проблемы. И они этим начали заниматься. Не очень быстро, довольно робко – но, вообще-то, для них такой стиль типичен (правые в Латинской Америке в 60-70-е гг. тоже обвиняли, и не без оснований, США в том, что они сдают позиции коммунистам; но в итоге Берлинская стена все-таки рухнула). Путин не может отдать Крым, а США не могут с этим согласиться. Конфронтация уже началась, и отменить ее уже нельзя. Дальше будет только хуже.

Значит ли это, что у Украины есть повод возликовать? Нет, не значит. Кто сказал, что все это делается ради Украины? Украине здесь «так», не страна, а территория, в пределах которой предполагается над ВВП-ВВХ доминировать и его всячески унижать. Стало быть, на территории должна идти война. Причем кровавая (и Конгресс, и особенно общественное мнение в Штатах нуждается в ярких картинках), причем затяжная (совсем скоро Путин не выдохнется). Хотели СССР 2.0 – получите Афганистан 2.0. А если будет мало, на Кавказе всегда можно организовать второй фронт, благо наработки после двух чеченских войн остались. Правда, украинцы будут страдать. Русские будут страдать. Но их страдания, в глазах американского правительства, не сопоставимы с возможными страданиями ФРС и американского правительства.

Поэтому happy end’а не будет. Хотелось бы, очень хотелось бы верить, что все «как-то рассосется». Но достаточно (в третий раз вспоминая карделевский анекдот) глянуть на карту мира, чтобы понять: нет, не рассосется. Не стоит и надеяться.

Правда, это не значит, что мы ничего не можем сделать. Кое-что можем. Но должны именно делать, а не надеяться, твердо понимая, что само по себе точно лучше не станет.

Ну, а что именно делать – это уже особая тема.